Слушать

Убийство Шеремета произошло в атмосфере, созданной Кремлем, — Сергей Лойко

22 июля 2016 - 22:59
FacebookTwitterGoogle+
Даже если Кремль не имеет прямого отношения к убийству Павла Шеремета, оно случилось в атмосфере войны, развязанной Россией, говорит журналист Сергей Лойко

Об убийстве Павла Шеремета и угрозах для независимой журналистики говорим с военным корреспондентом, автором бестселлера «Аэропорт», бывшим журналистом Los Angeles Times Сергеем Лойко.

Дмитрий Тузов: Вы были знакомы с Павлом Шереметом?

Сергей Лойко: Я был хорошо знаком с Пашей. Не могу сказать, что мы дружили, но часто виделись. За последний месяц судьба свела нас три раза. Он приглашал меня читать лекцию в MediaHub. Я также встретил Пашу, когда они с Аленой сдавали экзамен на сомелье-любителей. Он был такой восторженный, одухотворенный, ему это безумно нравилось. Я даже позавидовал — так любить жизнь во всех ее проявлениях, так ею интересоваться.

Кто бы не стоял за этим убийством Павла, даже если Кремль не имеет к нему прямого отношения, оно случилось в той атмосфере, которую создала Россия — аннексия Крыма, война на Донбассе, когда на руках огромное количество оружия.

Дмитрий Тузов: Украинская власть попросила помощи у ФБР и получила согласие. По вашему мнению, каковы шансы, что дело будет расследовано?

Сергей Лойко: Хорошо, что подключилось ФБР — надеюсь, мы скоро узнаем правду и это убийство не останется безнадежным «висяком», как десятки других. Расследование убийства Павла Шеремета — дело чести украинского правительства и президента.

Анастасия Багалика: Есть мнение, что одной из целей убийства Павла Шеремета было создать атмосферу страха среди журналистов?

Сергей Лойко: Я знаю десятки журналистов лично и сотни по их работе, которые сделаны не из такого теста, чтобы поддаваться панике и страху. Они были на войне и не боялись работать. Убийство Павла их не напугает, а наоборот заставит более требовательно, вдумчиво, ответственно относиться к тому, что они делают.

Дмитрий Тузов: Как в Америке ведут себя журналисты, когда происходит такое показательное убийство? Как журналисты могут помочь расследованию?

Сергей Лойко: Я не помню, когда в Америке убивали журналиста. И какой вообще последний «висяк» среди громких убийств? 1963 год — Джон Кеннеди, не раскрыто.

Расследования — визитная карточка американской журналистики. Это такие ребята, которые могут убрать президента, помните ситуацию с Никсоном? В Украине — чем больше людей будет заниматься расследованием, тем быстрее мы придем к ответу.

Анастасия Багалика: Журналистам в России тоже довольно опасно писать о власти в неугодном ей ключе?

Сергей Лойко: В России можно по пальцам сосчитать настоящих журналистов. Там невозможно работать. Огромное количество журналистов порядочных, даже моих знакомых, с которыми мы работали в Чечне, Пакистане, Иране, уже также зомбированы властью.

Журналистика в России неизлечимо больна. Если и делать где-то люстрацию, то там. Думаю, 90% журналистов не имеют права работать в своей области, их труд вреден.

Дмитрий Тузов: Какие угрозы для украинской журналистики вы видите?

Сергей Лойко: За последние два года большинство погибших журналистов были убиты на войне, которую развязала Россия. Именно война — самая большая физическая угроза. Но о ней надо писать, надо туда ездить, рассказывать. Кто, если не журналисты?

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.