Участники АТО шли на штурм с картами 1986 года, — юрист

07 сентября 2016 - 07:49 738
Facebook Twitter Google+
Юристка Алина Павлюк, эксперт Центра стратегических дел Украинского Хельсинского союза по правам человека, написала аналитику по истории трагедии Иловайска

Удастся ли найти новые ответы на множество старых вопросов?

Ирина Сампан: Расскажите о том, что включает в себя ваш труд.

Алина Павлюк: Так сложилось, что при Украинском Хельсинском союзе по правам человека практически с самого начала агрессии на востоке действует отдельный проект, который занимается нарушениями прав человека на Донбассе. Мы предоставляем бойцам АТО юридическую помощь. В связи с этим приходится разбираться в тонкостях того, что происходило. Большая часть бойцов переживших плен, вышли 26 декабря 2014 года. Уже после их освобождения начались встречи с бойцами и обсуждения фактов. Постепенно начал накапливаться материал. В интересах клиентов мы обращаемся в Европейский суд по правам человека, так вырабатываются механизмы расследования.

Ирина Сампан: Почему именно Иловайск? Почему не Дебальцево?

Алина Павлюк: Это в планах. Вышло так, что по Иловайску к нам обращалось большее количество клиентов. Мы видим практически 2 недели ярких событий, которые происходили там летом 2014 года. Каждый день были потерпевшие. Особенно жестокие события проходили с 24 августа по момент выхода из окружения 29 августа. Даже сами бойцы говорят о том, что нет точных цифр относительно количества пострадавших.

Ирина Сампан: Насколько цифры, которые называют бойцы, отличаются от официальных?

Алина Павлюк: Раза в 3.

Ирина Сампан: Юрий Луценко заявлял о 366 погибших, 429 раненых и 158 пропавших без вести. По вашим данным, какое количество людей пострадало?

Алина Павлюк: Мы считаем, что это цифры за 29 августа 2014 года, а не за весь котел.

Ирина Сампан: А за весь котел?

Алина Павлюк: В 3 раза больше. Основную часть Иловайской группировки составляли добровольческие подразделения. В подразделениях были кадровые проблемы, некоторые бойцы просто не числились. Кроме того, за 29 числа применялось вооружение, которое приводило к разрушению тела.

Проблема в направлении расследовании. Главная военная прокуратура начала расследовать обстоятельства трагедии. На данный момент нет отдельного расследования по Иловайску. В рамках расследования российской агрессии есть часть, которая посвящена событиям Иловайска.

Ирина Ромалийская: По словам Генпрокурора, основная причина этих событий – вторжения российских войск и ошибки военного руководства. Вы какую причину считаете главной?

Алина Павлюк: Отсутствие своевременной реакции на вторжение российских войск. Многие факторы называют и сами ребята. Так, например, участники АТО шли на штурм с картами 1986 года. Оперативных карт местности у бойцов не было, не было и связи с подразделением.

Ирина Ромалийская: К какому главному выводу вы приходите в своей работе?

Алина Павлюк: Необходима ответственность. Без ответственности мы не добьемся правды и не сможем вынести уроки из своих ошибок.

Ирина Ромалийская: Кто должен понести ответственность?

Алина Павлюк: Это должно показать расследование. Есть некоторый объем информации у военного командования. Эта информация обычно отличается от той, которая поступает бойцу. У него есть задание, которое он должен выполнить. Как он это сделает, это его ответственность. Для того, чтобы сделать выводы, нужно проанализировать полный спектр информации. Мы не можем достучатся до военного командования с тем, чтобы получить доступ к документам, защищенным государственной тайной, но мы можем говорить о показаниях свидетелей. Именно показания свидетелей я и представила в своей работе. Кроме того, стоит вопрос о проведении военно-тактическое экспертизы. В прошлом году Юрий Бутусов говорил, что экспертиза уже закончена. В этом году на вторую годовщину событий мы снова слышали о том, что начинается экспертиза.

Ирина Сампан: В вашей работе могут быть такие доказательства и свидетельства, которые в деле могут находится под грифом «секретно»?

Алина Павлюк: Думаю, нет. Здесь речь идет об очевидцах и их выводах.

Ирина Ромалийская: Исследовали ли вы в этой работе роль отступления батальонов «Шахтерск» и «Азов»?

Алина Павлюк: Я пыталась показать этот эпизод, но мне не удалось поговорить с представителями этих батальонов. Я считаю, что это материал, который будет совершенствоваться и продолжаться. 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.