Слушать

Ученики в Швеции чувствуют, что они любимы и поняты, — учителя с Донбасса

13 октября 2016 - 19:30 319
Facebook Twitter Google+
Учителя Донбасса провели уроки в шведских школах. А их воспитанники – две недели учились в Стокгольме. По дороге домой – заехали в студию ГР и поделились впечатлениями

У нас в студии Ирина Горобинская, директор школы № 5 Северодонецка, Татьяна Лютая, учитель начальных классов школы № 15 Мариуполя, Катерина Ясько, основатель ОО «Відкрита хата», Олег и Неля — ученики из Мариуполя

Алена Бадюк: В рамках деятельности проекта «Відкрита хата» у вас была возможность посетить Швецию и изучить среднее образование изнутри. Расскажите о ваших впечатлениях. Какие основные отличия от украинского среднего образования?

Ирина Горобинская: Система образования Швеции построена на глубине и важности отношений. Причем в любой из парадигм, как между учителями и учениками, так и между учителями и родителями.

Система образования Швеции построена на глубине и важности отношений

Нам позволили углубиться в сам процесс преподавания, мы присутствовали на уроках не в одной школе и имели уникальную возможность провести уроки для шведских деток. Лично я провела два урока и получила от этого колоссальное удовлетворение: меня поняли, приняли, слушали с огромным интересом то, что я рассказываю об Украине, и задавали очень глубокие вопросы. Детей не просто интересовала столица и валюта, их интересовал характер украинцев, особенности нашего быта, что нас связывает и что нам поможет идти дальше вместе и развивать отношения между Украиной и Швецией.

Алена Бадюк: Учителя и ученики, с которыми вы общались, знали ли о военном конфликте в Украине?

Ирина Горобинская: Да, знали. И меня очень удивило, что ученики 7-8-х классов задавали откровенные вопросы, например, какое лично мое отношение к Путину, когда и с чего реально начался конфликт, а также их очень интересовало наше отношение к аннексии Крыма.

Алена Бадюк: Были ли они удивлены вашими ответами?

Ирина Горобинская: Они скорее получили подтверждение той информации, которую слышали, но от нас они узнали детали, потому что каждый из 10 наших участников имели возможность сделать самопрезентацию своей личной истории через призму событий последних двух лет.

Шведские ребята были очень тронуты. Одна из наших участниц, Оля, сейчас живет в Краматорске, но раньше жила в Донецке. Она делала презентацию, мелькали кадры ее мирного Донецка, потом горящих зданий и Донецкого аэропорта. В какой-то момент у нее задрожал голос, и в конце презентации она расплакалась. Тогда одна из шведских учениц, которая от нас накануне получила приз «ляльку-мотанку», которая приносит счастье, подошла к Оле, обняла ее и отдала ей «ляльку» со словами: «Возьми, она тебе сейчас нужнее». Тогда не сдержали слезы уже взрослые.

В школах Швеции на первом месте стоит не компонент знаний, а сохранение психологического комфорта и сопровождение 

Алена Бадюк: Почему была выбрана именно Швеция для изучения системы среднего образования?

Екатерина Ясько: Швеция и Литва сейчас помогают Украине, и их приоритеты направлены на сферу образования и просвещения. Поэтому возникла возможность такого культурного обмена — поездки в Швецию.

Алена Бадюк: Есть ли в образовании Швеции такие черты системы, которые хотелось бы воплотить в Украине?

Татьяна Лютая: Я несколько дней провела в начальной школе и даже провела урок. Я отметила для себя, что у них на первом месте стоит не компонент знаний, а сохранение психологического комфорта и сопровождение ребенка на протяжении всей учебной деятельности.

Как таковых уроков нет. Есть несколько видов деятельности, которые ученик проходит за целый день: чтение вслух, когда читает учитель, чтение молча, когда детки сами читают, математика, естествознание, социальные науки, рисование, физкультура. Вопроса о смене деятельности не стоит, обучение течет, как река, учитель просто ловит настроение детей и дает то, что им хочется услышать в данный момент.

Так во время урока, у детей возник ко мне интерес и учитель достал карту мира, мы показывали, где Украина, и дети включались.

Алена Бадюк: Есть ли у них домашнее задание, и какой уровень нагрузки?

Татьяна Лютая: Меня поразило, что объем работы на уроке маленький, но материал соответствует нашей программе с завышенными показателями. Домашние задание есть, но его учитель объясняет тем, кому это необходимо, не перед всем классом.

У них, например, совмещается урок труда и письма. На предыдущем уроке дети рисовали крокодила, а на следующем уроке письма те, кто раньше выполнит задание может этого крокодила вырезать.

Принципиальное отличие в том, что дети до 3 класса абсолютно не оцениваются, до 6 класса они получают оценки по семестрам, то же самое касается обучение до 9 класса. Но после 3 класса ученики проходят национальное тестирование, потом оно проходит после 6 класса. И основной этап оценивания происходит после 9 класса перед поступлением в гимназию.

Почему дети очень мотивированы? По итогам тестирования в конце 9 класса дети имеют право по своим результатам выбрать учебное заведение.

Мы хотели бы заразить своих учителей желанием делиться своей любовью к детям

Еще у них практикуется то, что может стать спасением для Украины — это ресурсный учитель. То есть тот, который помогает классному руководителю. Каждый из них компетентен как психолог или социальный педагог, он готов ребенка готовить к жизни. Обычно он не занят преподаванием, но он ведет детей, которые нуждаются во внимании, общается с учениками по профориентации и разбирается в межличностных отношениях.

Алена Бадюк: Чтобы вы могли внедрить из шведского опыта?

Ирина Горобинская: Мы хотели бы заразить своих учителей желанием делиться своей любовью к детям. Ребенок должен понимать, что с ним говорят от сердца, а не просто обучать прописным истинам. Ребенок должен чувствовать, что он принят, понят и любим. Это и порождает любовь к обучению. Нас поразила включенность учеников, дети готовы учиться самостоятельно, учитель был лишь проводником. У нас же на уроках мы прикладываем громадное усилие, чтобы сфокусировать внимание на себе.

Татьяна Лютая: В нашей школе в Мариуполе уже начал работать образовательный проект «Школа мира і порозуміння». До Швеции я уже успела провести тренинг для учителей, в планах у нас оптимизация детско-родительских отношений. И все, что я узнала ценного в Швеции, я планирую рассказать коллегам, таким образом у нас наберется команда единомышленников. Мне хочется, чтобы наша школа стала точкой отсчета изменения образования в своем городе.

Мне хочется, чтобы наша школа стала точкой отсчета изменения образования в своем городе

Алена Бадюк: В нашей студии также присутствуют дети, которые побывали в Швеции — Неля и Олег. Понравилось ли вам общаться со своими сверстниками в Швеции?

Олег: Нам говорили, что дети не будут к нам подходить, но на самом деле с нами сразу начали знакомиться, расспрашивали за Украину, за наших жителей. Еще у них немного слабее система образования. Потому что они в 8 классе проходят те темы, которые мы проходим за 5 класс.

Алена Бадюк: У вас появились друзья в Швеции?

Неля: Да, они хотели выучить русский и украинский языки. Мы научили их говорить: «Доброго ранку!», «Як справи?», «Добре», «Привет, «Спасибо», «Пожалуйста», и сложно им давалось слово «Здравствуйте».

В Швеции учитель не может себе позволить накричать на ученика

Там в школах дети все разные, но ярко выражена толерантность: им не важно, какой кто национальности или цвета кожи, важен лишь внутренний мир.

Олег: Поразило то, что они разговаривают с учителем, как с другом, учитель не может себе позволить накричать на ученика. Все дети называют своих учителей по имени.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.