Слушать

«Удивительные» подробности дела военного, стрелявшего в гражданских, — от адвоката

25 декабря 2016 - 18:48 245
Facebook Twitter Google+
Говорим о деле военнослужащего Вооруженных сил Украины Александра Ружанского, который якобы стрелял из травматического оружия в двоих людей в КраматорскеВоенная прокуратура расследует дело Александра

Военная прокуратура расследует дело Александра Ружанского с осени 2015 года. О новых, интересных подробностях рассказывает адвокат обвиняемого Анатолий Тарасенко.

Ирина Сампан: Расскажите о сути дела, с вашей точки зрения?

Анатолий Тарасенко: В Краматорске, уже после того как город освободили, находится подразделение Вооруженных сил Украины. Одним из военнослужащих являлся Александр Ружанский, который пошел добровольцем. На этого военнослужащего напали два ему тогда неизвестных человека. И, защищая себя, он выстрелил в одного из них с травматического пистолета.

Ирина Сампан: На каком этапе сейчас дело?

Анатолий Тарасенко: Дело было передано в суд и сейчас слушается в Краматорске, было несколько судебных заседаний в режиме видеоконференции с Харьковом, где я и нахожусь. Сейчас сторона обвинения предлагает выслушать тех свидетелей, которые есть в этом деле. Мы также готовим своих свидетелей, но пока слушаем сторону обвинения.

Ирина Сампан: Свидетели обвинения — это те двое мужчин, в которых стрелял ваш подзащитный?

Анатолий Тарасенко: Как хорошо вы сказали, свидетели — это те, в кого стреляли. Но обычно, те, в кого стреляли, являются потерпевшими.

Ирина Сампан: Так и есть, но в этом переулке больше никого не было?

О, если бы! Видели и слышали то, что происходит, скоро будет пол-Краматорска

Анатолий Тарасенко: О, если бы! Видели и слышали то, что происходит, скоро будет пол-Краматорска. Одни видели с другой стороны улицы, другие — с балкона, который выходит на эту улицу, по всей вероятности, были еще и люди, которые смотрели в бинокль. Это удивительная история в этом деле.

Татьяна Трощинская: То есть, по вашей версии, Александр достал травматический пистолет и стрелял для самозащиты?

Анатолий Тарасенко: Да, все было именно так.

Ирина Сампан: Были заявления, что задержание Ружанского стало местью за то, что он неоднократно обличал военного прокурора АТО Константина Кулика в коррупции, владении многочисленными квартирами, машинами. Вы видите в этом какую-то связь?

Такого еще не было в истории Украины, и в истории Советского Союза

Анатолий Тарасенко: Не видеть эту связь невозможно. Потому что дело Александра Ружанского — это уникальный пример того, как не политик, не государственный деятель, не известный, общественный активист, а просто гражданин Украины проводит исследование открытых источников и устанавливает то, что в дальнейшем стало основанием сначала для расследования Национальным антикоррупционным бюро, а сегодня предъявлением государственного обвинения. Обвинения такому должностному лицу, чего еще не было у нас в истории Украины, и в истории Советского Союза. Чтобы действующего генерала, занимающего должность и не уволенного с этой должности, чтобы ему предъявляли обвинения и дело передавали в суд — такого мы еще не видели.

Мне это кажется удивительным, потому что в череде других, страшных, громких преступлений почему-то именно это заинтересовало господина Матиоса

В этом деле есть еще одно очень интересное обстоятельство. Оказывается, что хулиганство, которое произошло в городе Краматорске Донецкой области вдруг на следующий день стало интересным целому заместителю генерального прокурора Украины. Мне это кажется удивительным, потому что в череде других, страшных, громких преступлений почему-то именно это заинтересовало господина Матиоса. Я попытался выяснить так ли это, является ли заместитель генпрокурора заинтересованным в этом деле так, как это написано в документах досудебного расследования — мне это выяснить не удалось. Народный депутат делает запрос в отношении этого дела и не получает ответ.

Ирина Сампан: Какой был вопрос в запросе народного депутата?

Анатолий Тарасенко: Является ли Матиос тем лицом, которое проводит прокурорский контроль, то есть является ли он процессуальным руководителем в деле о хулиганстве военнослужащего Александра Ружанского.

Татьяна Трощинская: Это вы обращались к народному депутату, чтобы он обратился с таким запросом?

Анатолий Тарасенко: Да. И он получил ответ, что это тайна следствия, потому что проходит досудебное расследование, но на тот момент дело уже было передано в суд. Вот еще одна копеечка в копилку того, связаны эти дела или нет (обвинение Александра Ружанского и его обличающие публикации о военном прокуроре АТО Кулике, — ред.).

Татьяна Трощинская: Какой депутат это был?

Анатолий Тарасенко: Это был то ли Соболев, то ли Семенченко, нужно проверить по документам.

Татьяна Трощинская: Насколько мы понимаем, вы утверждаете, что это давление военной прокуратуры на вашего подзащитного?

На прошлой неделе произошло вообще удивительное событие

Анатолий Тарасенко: Давление происходит прямо сейчас. На прошлой неделе произошло вообще удивительное событие. Слушая дело Ружанского в режиме видеоконференции, мы находились в Дзержинском суде Шевченковского района города Харькова. И вот походя к зданию суда, мы увидели мужчину в военной форме. Мы еще обратили внимание, что этот мужчина сидит рядом с этим залом, но какого было наше удивление, когда он зашел в зал заседания с огромным рюкзаком и сел на то место, где должен сидеть прокурор.

Судья в Краматорске открывает судебное заседание, называет тех, кто находится в зале в Краматорске, тех, кто в Харькове, и почему-то не называет этого человека. Тогда я спросил «ваша честь, а кто этот человек, который сидит напротив?». Прокурор, который находится в Краматорске, вскакивает и говорит, что у них произошло изменение группы прокуроров и это прокурор, который в нее вошел, и он теперь будет представлять интересы прокуратуры в Харькове. Поднимается этот мужчинка, говорит, что да, он прокурор, называет свою фамилию. И судья, надо отдать ей должное, решает все-таки выяснить, кто же это.

Она просит прокурора предоставить сведения, что это за новая группа. И оказывается, что никакого прокурора в Харькове нет. И тогда этот, вскочивший в форме старшего лейтенанта, молодой человек говорит «ой, та я вообще вольный слушатель, я здесь просто так пришел, просто послушать», и благополучно ретируется с того места, где сидит прокурор и просто садится на скамеечку.

Я хотел бы заглянуть в рюкзак этого человека

Как вы думаете, для меня как адвоката в этом деле, это давление или нет? Я хотел бы заглянуть в рюкзак этого человека. Когда в прифронтовом городе, может Харьков и глубокий тыл, но когда появляется военнослужащий, то есть человек в форме с рюкзаком, то у нас, знающих, что такое теракты не понаслышке, может быть несколько иное отношение, нежели у киевлян, львовян и так далее.

Ирина Сампан: Следствие говорит о том, что ваш подзащитный Александр Ружанский был в нетрезвом состоянии, так ли это?

Анатолий Тарасенко: Я хочу ответить на ваш вопрос и вместе с тем сказать то, что я хочу сказать. Прежде всего, существует два уголовных производства — одно в отношении Ружанского и второе в отношении лица, нападавшего на Ружанского. Необходимо установить состояние опьянения и противоположной стороны. Вопрос об опьянении очень интересен в разрезе еще одного человека, который является свидетелем — тот второй, которого, по официальной версии, расстрелял Ружанский.

Когда произошли известные события, этот молодой человек был отпущен российскими властями от отбывания наказания

Об этом втором человеке надо сказать особо — это преступник-рецидивист, который в данный момент, на сегодня, должен сидеть в тюрьме. И по официальным документам он и сидит в местах лишения свободы Крымской Автономной Республики Украины. Однако в свое время, когда произошли известные события, этот молодой, интересный человек, связанный с преступным оборотом наркотиков (это я подсказываю об опьянении), был отпущен российскими властями от отбывания наказания. И потом, по неизвестным каналам, прибыл в Донецкую область.

Я говорю о том свидетеле, чьим словам доверяет военная прокуратура сил АТО, кстати, как и часть журналистов, которые освещают официальную версию этого события.

Татьяна Трощинская: Но это не дает ответа на вопрос об опьянении Александра Ружанского. Была или не была экспертиза, что она говорит?

Анатолий Тарасенко: Скажу так, промилле алкогольного опьянения я подтверждаю.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.