Угроза терроризма не скажется на безвизовом режиме для Украины, — Д. Стулик

15 ноября 2015 - 18:17 178
Facebook Twitter Google+
Пресс-атташе Представительства ЕС в Украине рассказал, как теракты в Париже отразятся на мировой безопасности и что следует ожидать Украине

Татьяна Трощинская: Как ЕС видит усиление борьбы с терроризмом в свете событий в Париже?

Давид Стулик: Еще тяжело сказать. Усилится борьба с теми ячейками террористов, которые есть на территории европейских стран. Нас хотели заставить изменить свой образ жизни, но я слышал, от рядовых граждан и политиков, что необходимо все же жить в соответствии с теми же ценностями, что и раньше. Придется усилить работу всех правоохранительных органов, улучшить контроль пребывания граждан из третьих стран в ЕС, но это никак не должно сказаться на других вопросах.

Нам стараются навязать связку этих событий с потоком беженцев из Сирии, но надо понимать, что беженцы оттуда бегут как раз от таких же вещей. Очень легко говорить, что Европа должна закрывать внешние границы, потому что пришли беженцы и среди них есть радикалы. В этом есть большая опасность. Ведь это был бы удар, по тем ценностям, которые мы признаем.

Татьяна Трощинская: Не становится ли Украина ниже в списке приоритетов Евросоюза в связи с тем, что есть реальная угроза безопасности граждан ЕС?

Давид Стулик: Если мы большую часть времени говорим о беженцах, политических угрозах, это не означает, что Украина уходит на второй план. Отношение и сотрудничество с Украиной усиливается, свидетельством чему являются визиты в страну Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини, еврокомиссара по вопросам торговли Сесилии Мальмстрем в Украину на прошлой неделе. Планируются также визиты еврокомиссара по культуре, молодежи и спорта, еврокомиссара по вопросам европейской политики соседства Йоганнеса Хана, вице-президента Еврокомиссии. Может быть медиа и будет меньше об Украине говорить, но это не означает, что мы ее забываем и оставляем.

Алексей Бурлаков: Во Франции было введено чрезвычайное положение. Когда в Украине начался конфликт, нам советовали этого не делать. Разные ли это ситуации? Можно ли проводить аналогии?

Давид Стулик: В Украине были разговоры о введении военного положения. Это другая правовая категория. Чрезвычайное положение не ограничивает права граждан, как это бывает при введении военного положения. Тут аналогии не сопоставимы. Такие меры введены во Франции, потому что там будет проходить мировой саммит по глобальным изменениям климата, куда съедутся лидеры со всех стран. Чрезвычайное положение поможет французским правоохранителям лучше обеспечить проведение этого огромного мероприятия.

Татьяна Трощинская: Как, по мнению Евросоюза, Украина справляется с проблемой внутренне перемещенных лиц?

Давид Стулик: Мы видим, что Украина как страна не была к этому готова. Поэтому мы тоже оказываем финансовую, техническую и экспертную помощь. Эта помощь достигает уже 500 млн евро. Эта помощь оказывается или общественным организациям, которые помогают переселенцам, либо напрямую районным и областным государственным администрациям. Средства контролируются — они идут на постройку временного жилья на зиму, помощь в трудоустройстве. Украина шаг за шагом с этой проблемой справляется, хотя тут никогда такого опыта не было.

Татьяна Трощинская: Как ЕС оценивает наш прогресс в реформах?

Давид Стулик: Есть прогресс, мы его отмечаем. Принимается ряд важных законов. Конечно же, мы видим и проблемы – буксирование принятия некоторых законов. Но важно то, что реформы все же надо провести. Мы привязываем предоставление финансовой помощи к выполнению реформ. Поэтому мы следим, как реформы выполняются.

Алексей Бурлаков: В каких сферах вы видите прогресс?

Давид Стулик: Реформа правоохранительных органов, создание Нацполиции, принятие ряда законов для борьбы с коррупцией, создание Национального антикоррупционного бюро, создание общественного телевидения и радио, принятия закона о прозрачности собственности СМИ, дерегуляция оплаты за коммунальные услуги, идет большая реформа рынка газа, также готовятся реформы Генеральной прокуратуры, судебной системы, ведется работа по децентрализации… Так что прогресс есть. Можно сказать, что за один год, сделали больше, чем за 22. Хотя можно было бы сделать так, чтобы эти реформы шли намного быстрее. Для этого необходимо желание и политическая воля.

Татьяна Трощинская: Опыт каких стран применим в Украине?

Давид Стулик: Часто сравнивается Польша и Украина, которые в 1990 году были почти на одинаковом уровне. Сейчас уровень заработной платы в 6-7 раз больше, чем в Украине. Если посмотреть на качество дорог, ответ также очевиден. Польша в 1991-1992 прошла «шоковую терапию», при которой был заложен фундамент здорового общества, экономики, политической сцены. Интересно посмотреть и на Эстонию, у которой нет никаких природных ресурсов. Она сейчас является лидером в современных интернет-технологиях. 

Алексей Бурлаков: Могут ли реформы быть «здоровыми» в стране, где расцвел военный конфликт?

Давид Стулик: Это большое препятствие в проведении реформ, но наш ответ на этот вопрос останется тем же – реформы сделают вашу страну сильнее в экономическом, политическом и военном плане. Эти реформы могут также стать условием для решения военного конфликта.

Алексей Бурлаков: Как вы видите развитие этого конфликта? Сколько еще лет надо ждать?

Давид Стулик: Как дипломат скажу, что ЕС поддерживает Минский процесс, как единственный правильный путь переговоров. ЕС ввел санкции по отношению России, некоторым представителям, так называемых ЛНР и ДНР, и эти санкции не будут сняты, пока конфликт на Донбассе не будет решен в соответствии с «минскими соглашениями».

Алексей Бурлаков: Исламское государство взяло на себя ответственность за теракты во Франции. В Украине многие связывают воедино события, связанные с Сирией, Парижем, Украиной… Если в случае с Украиной применили санкции против Россией, то кому применять санкции в данном случае?

Давид Стулик: Здесь все жестче, потому что все представители этих террористических организаций, как Исламское государство, числятся не в списке санкций, а в списках Интерпола, правоохранителей многих стран. Счета всех этих организаций и связанных с ними компаний давно заморожены.

Алексей Бурлаков: Есть во всей этой ситуации какой-то российский след?

Давид Стулик: Я не аналитик. Надо дождаться результатов следствия.

Татьяна Трощинская: Когда Владимир Путин перед открытием саммита G20 говорит, что мир должен объединиться перед террористической угрозой, как должны на это реагировать лидеры ЕС?

Давид Стулик: Федерика Могерини вчера сказала, что всем нужно объединится против террористической угрозы. Это вопрос сотрудничества спецслужб и разведок. Между ними должен происходить обмен информацией.

Татьяна Трощинская: Какова роль Украины в связи с террористическими угрозами?

Давид Стулик: Я часто слышу опасения, что ЕС готов разменять Украину на другие вопросы. Хочу всех заверить, что такого не было, нет, и не будет. Политика ЕС по отношению к Украине не меняется.

Украина никогда не представляла собой угрозу с точки зрения радикальных движений. Наоборот, есть сотрудничество между правоохранителями европейских стран и украинскими. Украина показывает себя, как надежный партнер и не думаю, что после этих событий что-то изменится.

Полный вариант разговора слушайте в звуковом файле.

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.