Украина не идет на уступки в Минске. Это прогресс, — Александр Хара

29 января 2016 - 20:54 882
Facebook Twitter Google+
Эксперт фонда «Майдан Закордонних Справ» комментирует возвращение к Будапештскому меморандуму и работу контактной группы в Минске

В студии работают Наталка Соколенко и Олег Белецкий.

Олег Белецкий: Насколько реально сейчас собрать стороны в формате Будапештского меморандума, и какой для нас из этого профит?

Александр Хара: Нужно посмотреть на Будапештский меморандум, и чего он может достичь. Конфликт у нас продолжается уже полтора года. У нас есть закон, который четко определяет, что является агрессией со стороны другого государства.

Россия на 99% подходит под обозначения субъекта, который ведет против нас войну. Не введено военное положение, нет ни одного документа, который бы назвал войну войной.

Если мы посмотрим на переговоры, то Россия там скорее выступает миротворцем и посредником, нежели агрессором. Я не вижу смысла собирать это сообщество, не определив при этом статус войны. В Европе все это понимают, но признать войну войной — это дело Украины.

Наталка Соколенко: Российская сторона оправдывается, якобы они не угрожали ядерным оружием, следовательно, не нарушали Будапештский меморандум. Может быть, они почувствовали, что мы нашли их слабое место?

Александр Хара: Логику российского руководства сложно понять. Они говорят, что аннексировали Крым, хотя это оккупация. Аннексия означает, что мы с этим смирились.

Они говорят, что они оккупировали Крым, чтобы там не произошло то, что на Донбассе, хотя Донбасс был после Крыма. 

Они говорят, что были нарушены договоренности с западом о не расширении НАТО на восток. Хотя эти договоренности никто не подтверждает. Получается, что можно опираться на мифы, и при этом нарушать устав ООН. Он утвердил границы послевоенной Европы. У нас был договор с Россией, в котором они навязали нам присутствие Черноморского флота, в обмен на признание Крыма и Севастополя украинской территорией.

Будапештский меморандум подтверждает границы Украины. Россия нарушает договора, опираясь на мнимые договоренности.

Олег Белецкий: Если пока страны не рассматривают формат того, чтобы собраться всем вместе и рассматривать этот вопрос, какие есть еще инструменты и пути давления на Россию?

Александр Хара: Это должна быть многоуровневая стратегия. Наша победа над врагом находится в Киеве. Парламент и Президент находятся в правовом поле и используют все методы, чтобы отбить агрессию. Прежде всего, нужно отказаться  от навязанных нам изменений в Конституцию таким способом. Власти нужно укрепиться в Киеве, мобилизировать народ, быть в правовом поле. Нельзя говорить о том, что мы можем вернуться к нормальным отношениям с Россией и российским народом, пока не остановлен конфликт и 85% граждан поддерживают действующую там власть и идеологию. Вокруг России нет лояльных государств. Даже Беларусь идет сейчас в сторону Европы.

Наталка Соколенко: А я хотела бы поговорить о тех 15% россиян, которые не поддерживают власть. Недавно в Интернете появилось видео, где дама в норковой шубе призывает вернуть Крым, и говорит, что не потянет Россия Украину.  Есть ли в Росси организация, которая готова критически относиться к действиям власти и разворачивать дискуссию насчет возвращения Крыма и действий на Донбассе?

Александр Хара: Не думаю. Посмотрим на результаты ее высказывания. В России человек, который призывает вернуть Крым, может получить до 3 лет.

Против наших граждан есть уголовные дела, потому что они говорили, что Крым — это Украина. Против них заведены дела в Крыму, хотя они находятся в Украине. Путин и его система будут использовать все возможные механизмы. И я думаю, что печальная судьба ждет даму, у которой «холодильник победил телевизор».

Полгода назад была статья социолога господина Гудкова, который говорил, что в России существует феномен. Граждане отвечают на вопросы не так, как думают, а так, как от них ожидает власть.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.