Слушать

Украина не применяет к осужденным в Крыму «закон Савченко», — адвокат

10 февраля 2017 - 21:03 175
Facebook Twitter Google+
«Украина должна была проявить заинтересованность в рассмотрении дел всех этих заключенных и применить относительно них «закон Савченко», — считает эксперт Регионального центра прав человека

Роман Мартыновский, эксперт Регионального центра прав человека, рассказывает о проблемах крымских заключенных, которых отправляют отбывать наказание в Россию.

Григорий Пырлик: На ресурсе «Медиазона» сказано, что из Крыма в Россию переместили около 2 200 осужденных с крымских тюрем. Действительно их столько?

Роман Мартыновский: Это то количество людей, которых нам удалось обнаружить в российских местах лишения свободы. На самом деле их больше. Мы знаем, что есть целый ряд учреждений для отбывания наказания на территории РФ, где точно есть наши граждане, но мы не знаем, какое количество людей там находится.

Не надо забывать о том, что репрессивная машина продолжает работать. Люди пополняют ряды тех, кто из Крыма вывозится на территорию России.

Григорий Пырлик: Люди, которые находились в местах лишения свободы, не имели возможности сохранить украинское гражданство, исходя из той процедуры, которая была выбрана?

Роман Мартыновский: На сегодняшний день у нас нет ни одного яркого примера, который бы я мог привести, который бы подтверждал тот факт, что лицо, находившееся в следственном изоляторе или одной из колоний Симферополя или Керчи, смогло в установленном законом РФ порядке оставить за собой гражданство Украины и не приобрести гражданство РФ. Эти лица находились в местах лишения свободы. Они могли подать свои заявления только в администрации. Что администрация делала с этими заявлениями, только Богу известно. Нет никакой официальной процедуры регистрации, нет никаких доказательств того, что заявление было получено.

Я не могу себе представить ситуацию, когда заключенный мог бы лично передать такое заявление начальнику следственного изолятора и сказать ему, чтобы тот расписался на экземпляре заключенного.

На момент мартовских событий 2014 года штатная наполняемость Симферопольского изолятора была равна 800 с лишним человек. Около 80% лиц были зарегистрированы в Крыму. Можно предположить, что все эти лица автоматически стали гражданами РФ, как считает РФ. Та же ситуация в истории с Сенцовым и Кольченко. Приговоры в отношении них были постановлены не на территории Крыма, а на территории РФ. Можно было бы пытаться поднимать вопрос об их экстрадиции на территорию Украины для дальнейшего отбывания наказания, но Министерство юстиции РФ отказывается, ссылаясь на то, что и Сенцов, и Кольченко признаны гражданами РФ.

Это вопрос не только экстрадиции. У многих из этих заключенных есть свои счеты с РФ. Многие из них или их семьи пострадали в результате того, что происходит на территории Донецких и Луганских областей. Они не могут позволить себе этого высказывать. Сколько лет еще это будет длится, зависит от того, какая мера наказания по приговору определена этому человеку. По сути, человека заставили замолчать на 5 — 15 лет.

Григорий Пырлик: Вы неоднократно говорили и о способах давления на людей, которые заявляли о том, что хотят оставаться украинскими гражданами.

Роман Мартыновский: Нам известны случаи, когда людей помещали в штрафные изоляторы, в помещения камерного типа, оказывая давление на позицию отдельных заключенных.

Григорий Пырлик: Мы представляем себе размеры территории России. На слуху случаи, когда заключенных из точки А в точку Б везли порядка месяца.

Роман Мартыновский: Это распространенная практика. Есть случаи, когда люди фактически исчезали из поля зрения родственников и адвокатов на месяц и больше. Есть люди, которые при этом еще и нуждаются в медицинской помощи. У них ситуация самая сложная. Мы не знаем, как на протяжении этого времени человеку оказывается медицинская помощь.

У нас есть информация, что некоторые наши граждане, находясь в местах лишения свободы, отказываются выполнять работы. Отказы связаны с тем, что работы расцениваются ими как такие, которые направлены против интересов Украины. Например, шить военную форму или изготавливать саперные лопаты.

Мы должны помнить, что они находятся в местах, где действуют свои законы, воровские. Очень часто администрация не занимается прямым давлением или шантажом в отношении этих лиц. Для этого у них есть так называемые «общеуголовные элементы», которые могут повлиять на ситуацию.

Григорий Пырлик: В первые месяцы, как вступила в должность российский омбудсмен Татьяна Москалькова, украинская сторона отмечала прогресс и договоренности о том, что будет передача с Крыма людей, которые пожелали отбывать наказание на материковой части Украины. Сейчас вам известно о каких-то контактах?

Роман Мартыновский: Я бы в ближайшие несколько дней не хотел бы комментировать эту тему. Со своей стороны, я приветствую такую инициативу, хотя считаю, что она не может помочь нам решить ситуацию в целом.

Эта проблема носит комплексный характер. Мы не согласны с теми, кто высказывается о том, что проблему этих людей можно решить индивидуально. Должен быть создан универсальные механизм, который бы позволил любому лицу, любому гражданину Украины рассчитывать на то, что он вернется на территорию Украины для дальнейшего отбывания наказания.

Григорий Пырлик: Обмен в этой ситуации возможен?

Роман Мартыновский: Я считаю, что какое-то количество людей можно вернуть по обмену, какое-то количество людей по конвенции, на основе договоренностей между омбудсменами.

Григорий Пырлик: Те люди, у которых срок отбывания наказания заканчивается после вывоза в Россию, могут потом вернуться в Украину и восстановить украинские документы?

Роман Мартыновский: Это непростой вопрос. У нас есть разные примеры. Есть ситуации, когда человек на протяжении двух лет не может восстановить свой статус лица, которое отбыло наказание. Правоохранительные органы Украины не задерживают это лицо, у них нет основания для задержания, но формально человек не считается лицом, которое отбыло наказание, поскольку он закончил отбывать это наказание на территории Крыма. Минюст обеспокоен этой проблемой.

Наша позиция заключается в том, что статус этих людей не может быть ухудшен. Если лицо там был освобождено в результате принятия решения об условно-досрочном освобождении, не может быть такого, чтобы лицо, вернувшись в Украину, продолжало отбывать наказание. Но могут быть исключения.

Григорий Пырлик: Но может возникнуть и вопрос гражданства.

Роман Мартыновский: С этим особых проблем я не вижу. После освобождения лицо может обратиться в консульство Украины в РФ. Консульство оформляет удостоверение для возвращения гражданина на территорию Украины. Но зачастую у такого лица нет денег даже на проезд, а удостоверение платное.

Не так просто вернутся с территории РФ даже после наказания. Министерство юстиции РФ в отношении всех таких лиц принимает распоряжение о нежелательности пребывания такого лица на территории РФ. Принимается решение о депортации на территорию Украины.

Григорий Пырлик: Расскажите о применении «закона Савченко».

Роман Мартыновский: На тот момент, когда в марте 2014 года произошли эти ужасные события, в местах лишения свободы на территории Крыма находилось порядка 3 400 человек. Не все из них были осуждены. В Симферопольском следственном изоляторе содержались порядка 1 100 — 1 300 человек. Это те лица, в отношении которых была избрана мера пресечения в виде заключения под стражей. Что сделала Украина после того, как все эти лица оказались в распоряжении российских властей? Она пересмотрела решения, которые принимались именем Украины? Нет.

Россия использовала эти решения для того, чтобы принять свои решения о дальнейшем содержании этих лиц под стражей.

Для Украины эти лица лишены свободы на основании решения украинских судов, которые не пересматриваются на протяжении более 3-х лет.

Когда мы обращаемся с заявлениями о применении «закона Савченко» к таким нашим гражданам, то и здесь есть вопиющие случаи. Судья единолично обычным письмом возвратил заявление со ссылкой на то, что оно не подлежит рассмотрению, поскольку такое лицо было осуждено на территории Крыма не украинским судом, а судом, который был создан после аннексии. Должно быть процессуальное решение, которое могло бы быть обжаловано. А в этой ситуации даже обжаловать нечего.

Украина должна была проявить заинтересованность в рассмотрении дел всех этих заключенных и применить относительно них «закон Савченко».

У нас был случай, когда мы начали работать с заключенным и обратились по вопросу применения в отношении него «закона Савченко». Мы добились принятие этого решения в украинском суде. Решения было принято после того, как истек срок отбывания наказания, если бы применили «закон Савченко». Срок должен был уменьшиться на 2 месяца.

Другое дело, что РФ отказывается исполнять решения украинских судов о применении «закона Савченко», но это уже тема ответственности РФ. Мы будем обращаться в ЕСПЧ.

Украина до настоящего времени не сняла с себя ответственности. Хорошо, что Украина заботиться о десятке политических заключенных. Но на основании какого решения наши граждане, которые были в Крыму, оказались в РФ? Это была не политическая акция? Свое юридическое решение РФ оправдывает аннексией Крыма, а это политика.

Григорий Пырлик: Что могут предпринять родственники заключенных?

Роман Мартыновский: Из правозащитных организаций серьезно этой проблемой занимается наш Региональный центр прав человека и Украинский Хельсинский союз по правам человека.

Люди пишут в Министерство юстиции, Министерство иностранных дел, уполномоченному по правам человека.

Я бы советовал обращаться к нам. Мы ведем свой учет лиц, стараемся, чтобы ни один человек не остался без нашей помощи.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.