Украина в ситуации с переселенцами  справилась на тройку, — О. Калиниченко

14 ноября 2015 - 16:45 609
Facebook Twitter Google+
Ольга Калиниченко о том,  как бежала из города, о жизни на неподконтрольной территории и организации качественного предоставления услуг гражданам

Наталия Соколенко: Что стало причиной вашего отъезда из Луганска?

Ольга Калиниченко: Мы с мужем выехали 18 июля 2014 года, когда уже не ходил транспорт и последние поезда выезжали из Луганска. Мы выехали на предпоследнем поезде Луганск-Киев сначала в Киев, а потом в Сумскую область, где живет мама мужа.

Наталия Соколенко: Какая обстановка тогда была в Луганске?

Ольга Калиниченко: Обстановка была очень неспокойная. Мы жили в степном квартале, рядом в школе было бомбоубежище. Я вспоминаю, как беременная женщина бежала в бомбоубежище с ребенком от обстрелов… Снаряд попал в дом и квартиру, где жил мой сын, но на тот момент он уже уехал. Когда об этом вспоминаешь, конечно, тяжело. Мы у наших приятелей в подвале магазина жили 5 дней. Вся ситуация привела к тому, что нужно было выехать из Луганска.

Мария Завьялова: Ольга, когда вы уезжали, много ли ваших земляков уезжали вместе с вами?

Ольга Калиниченко: В то время много людей уехало. В Департаменте регуляторной политики, развития и предпринимательства, который я возглавляла, было 40 сотрудников. Департамент взял на себя функцию обслуживания граждан Луганска по публичным услугам, которые предоставляются администрацией Луганской области и Луганска. Сокращено ЦНАП (с украинского — Центр надання адміністративних послуг).

Наталия Соколенко: Луганский центр был одним из передовых, верно?

Ольга Калиниченко: Если говорить о нас, то мы с 2003 года создали офис по регистрации предпринимательства, бизнеса. Уже тогда люди приходили и получали разрешительные документы. За 10 лет мы подготовились. Но у нас была проблема с помещением, которую мы решили совместно с областной администрацией, городским советом и городским председателем. В день мы принимали около 1000 человек по всем вопросам. Все оставались довольны нашей работой. Это было единое окно по всем вопросам и услугам, которые предоставляет власть.

Наталия Соколенко: В Киеве сейчас вы этим же занимаетесь?

Ольга Калиниченко: Есть в Киеве организация «Реанимационный пакет реформ». Они меня пригласили, как эксперта по административным услугам. Уже 9 месяцев, я работаю в Киеве. Организации была нужна моя помощь в создании системы и реформировании системы предоставления административных услуг.

С Кличко мы встречаемся на Антикоррупционном совете, где общественность и эксперты рассказывают ему о проблемах в ЦНАПам. За 9 месяцев реорганизовано 5 этажей райгосадминистрации, в которых была кабинетная система. Теперь открыто ЦНАПы на первых этажах администраций. Но это только начало.

Наталия Соколенко: Какие документы в этих центрах можно получить? Какую бы вы оценку поставили работе киевских ЦНАПов, если сравнивать их с Луганским?

Ольга Калиниченко: Городской ЦНАП на метро Левобережная, куда ездил министр юстиции Павел Петренко подавать заявку, по организации работы в Киеве один из лучших из районных. Но в Киеве есть 10 районов и в них нужно организовывать работы. Должна быть единая система предоставления услуг, чтобы граждане независимо от места проживания, могли прийти и получить все необходимые им документы. А у нас сегодня все предприниматели должны ездить за справками только в центр, который находится в частном секторе на Левобержной. Мы предлагали открыть нормальные ЦНАПы в районах. Над этим киевлянам надо еще поработать.

Мария Завьялова: Когда введут электронную систему, в которой бы человек мог не только узнать, как ему получить ту или иную услугу, но и также и информацию, когда ему прийти за документами?

Ольга Калиниченко: Предоставление административных услуг в электронной форме – это будущее. Можно намного сократить материальные затраты как получающих, так и выдающих документы. Но чтобы перейти на эту форму обслуживания, нужно упростить саму систему – нужно минимизировать пакет документов, которые нужно предоставлять органам. Должны быть базы с необходимой информацией. Реестры есть, но нет единой базы и системы, как они будут между собой взаимодействовать.

Наталия Соколенко: Вы поддерживаете отношения с теми, кто остался в Луганске? Как они живут?

Ольга Калиниченко: Да, там мой внук. Поддерживаю отношения с соседями, которые следят за моей квартирой. Однозначно, там все хотят мира. Но не мира любой ценой, а справедливого мира. Я хочу разговаривать на украинском языке. Мне бы хотелось, чтоб Луганск стал таким, каким он был раньше в составе Украины.

Мария Завьялова: Почему люди, которые там есть, все же остаются там?

Ольга Калиниченко: Многие не выехали, потому что там были старые родители, другие – потому что некуда было выехать. Многие выехали и вернулись, потому длительное проживание в квартирах и материальные трудности приводят к тому, что люди возвращаются. Они думают, что пусть будет хуже, но будет свой угол. К сожалению, они привыкают к этим далеко не лучшим условиям.

Мария Завьялова: Почему они возвращаются под снаряды. Если, казалось бы, здесь для них должны быть организованы все условия?

Ольга Калиниченко: Украина в данной ситуации справилась на тройку в случае с переселенцами. Если было сказано людям, что надо выезжать, нужно было о них беспокоиться.

Наталия Соколенко: А работа там есть? Есть гуманитарная помощь?

Ольга Калиниченко: В Луганске никто из моих знакомых гуманитарную помощь не получал. Работы очень мало. Люди просто выживают. В 5 вечера на улице уже никого нет. Ситуация далеко не радостная. Но люди привыкают к тем условиям, которые есть.

Полный вариант разговора слушайте в звуковом файле.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.