Слушать

Украинцы смогут получить компенсацию за счет имущества РФ, — Сенченко

09 июля 2016 - 20:44
FacebookTwitterGoogle+
Сколько России придется заплатить за военную агрессию в Украине?

17.00andrey_senchenko.jpg

Андрей Сенченко // «Громадське радио»
Андрей Сенченко

В студии «Громадського радио» — общественный деятель и глава общественной организации «Сила людей» Андрей Сенченко.

Евгения Гончарук: Какие судебные дела вы сейчас координируете?

Андрей Сенченко: Государство не позаботилось о том, чтобы задокументировать и обсчитать нанесенный гражданам Украины ущерб со стороны государства агрессора. Именно поэтому подача от имени Украины в Европейский суд носит политический характер. Мы разработали правовую стратегию и помогаем украинским гражданам защитить свои права и получить компенсацию ущерба, нанесенного российской военной агрессией по индивидуальным заявлениям граждан. Мы идем по пути украинской системы правосудия, потому что, когда речь идет о двух миллионах пострадавших, это под силу только украинской национальной судебной системе.

Алексей Бурлаков: Это значит, что люди получат компенсацию из украинского бюджета?

Андрей Сенченко: Ни в коем случае. Я, как налогоплательщик, никогда не соглашусь с тем, чтобы за счет моих денег компенсировали ущерб, нанесенный Россией. За это должна заплатить Российская Федерация. К сожалению, комплекс неполноценности наблюдается не только у рядовых граждан, но и у журналистов.

Евгения Гончарук: Есть ли какая-то привязка к будущему решению суда в Лондоне?

Андрей Сенченко: Безусловно, только привязка противоположная той, о которой мы думаем. Дело в том, что в Лондоне Россия доказывает, что Украина ей должна. Никакой правовой позиции у украинского государства на счет этого нет. Если бы было объявлено военное положение и на законодательном уровне был четко зафиксирован факт российской военной агрессии, то о возврате этого кредит речь бы не шла.

С учетом того, что мы стыдливо говорим «АТО», за полтора года Российская Федерация выиграет суд в Лондоне. То есть может возникнуть момент, когда Украина должна будет с процентами и штрафами выплатить 3,5 млрд. долларов государству агрессору. К этому моменту мы рассчитываем на большее количество решений, вынесенных по персональных заявлениях украинских граждан.

Алексей Бурлаков: Для комплекса этих мер нужно собрать какое-то количество персональных заявлений от граждан?

Андрей Сенченко: Мы не собираем количество этих обращений, мы помогаем каждому гражданину лично обратится в суд. Каждый из этих людей получит персональное решение о взыскании с Российской Федерации определенной суммы. Эта сума будет зависеть от вида ущерба и его тяжести. Суму ущерба мы рассчитываем исходя из практики Европейского суда по правам человека. Материальный ущерб мы помогаем рассчитывать исходя из методик, которые практиковались в Украине при утрате личного имущества.

Евгения Гончарук: С какими трудностями можно столкнутся в процессе?

Андрей Сенченко: Мы рассчитываем на 2 млн. судебных решений. Все зависит от того, когда к нам обратятся граждане — обратившиеся раньше получат компенсацию раньше. Исходят из статистики о том, что у нас около 2 млн. вынужденных переселенцев, более 10 тыс. погибших военных и гражданских и более 30 тыс. раненых и покалеченных, мы смоделировали ситуацию, в которой все эти граждане обратились к нам. В этом случае общая сумма ущерба превысит 100 млрд. долларов.

В свое время Ирак напал на Кувейт. Военные действия длились двое суток, а оккупация — 7 месяцев. Кувейт предъявил к Ираку претензии на сумму 462 млрд. долларов. Сейчас Ирак уже выплатил около 40 млрд. долларов.

В нашем случае ликвидной суммой является 3 млрд. долларов с процентами, которые набегут за то время, пока дело рассматривается в Лондоне. Этого хватит на 50-70 тыс. пострадавших. Что делать дальше?

У нас работает группа по выявлению российского государственного имущества. Мы не говорим о посягательстве на имущество бизнес-структур. Мы имеем ввиду государственные структуры, или бизнес-структуры, в которых есть доля государства.

За пределами РФ государственного имущества России насчитывается на сумму 3 триллиона долларов.

Евгения Гончарук: Что нужно принести в суд и на что можно рассчитывать простому переселенцу?

Андрей Сенченко: Если прийти прямо в суд, ничего не получится. Для этого нужна квалифицированная помощь, мы оказываем ее бесплатно на всех этапах.

Представите, война закончится. Как мы будем жить по соседству с Российской Федерацией? На мой взгляд, когда в мире разрушены все механизмы, обеспечивающие баланс, инструмент ООН неэффективен. Надо создавать новые механизмы предостережения от агрессии.

Евгения Гончарук: На сколько лет это может растянутся?

Андрей Сенченко: Срока давности в этом вопросе нет, но это длительный процесс. Самый оптимистический срок от подачи заявления до получения компенсации — 3 года.

Евгения Гончарук: Есть ли уже какие-то решения?

Андрей Сенченко: Наша правовая стратегия подразумевает несколько этапов. Сначала граждане с нашей помощью заходят в суд для установления юридического факта ущерба от российской агрессии. У нас такие решения есть по заявлениям вынужденных переселенцев из Крыма и Донбасса, семей погибших, раненых и покалеченных военнослужащих. На базе этих решений мы подали заявление на взыскании суммы вынужденного ущерба вынужденной переселенки из Луганской области. В этом случае моральный ущерб превышает сумму в 50 тыс. евро.

В рамках пилотного заявлении о взыскании средств с Российской Федерации мы смогли наложить арест на российский кредит на сумму 3 млрд. долларов.

Алексей Бурлаков: Это так называемый «долг Януковича»?

Андрей Сенченко: Да, в народе это называют «кредит Януковича».

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.