Украинская власть вынуждает переселенцев возвращаться в оккупацию – Ташева

07 января 2016 - 20:00 1168
Facebook Twitter Google+ Vkontakte
Действия украинской власти, не оказывающей помощь вынужденным переселенцам, тем самым вынуждая их возвращаться на оккупированные территории, преступны, – считает руководитель «Крым-SOS» Тамила Ташева

Глава общественной организации добавляет: «Сейчас это выглядит так, что людям не предоставляют во многом помощь для того, чтобы они просто возвращались. В Донбасс сейчас есть целые волны возвращения. Потому что они здесь получают минимальную зарплату. Кроме этого они психологическому давлению подвергаются. Как в государственных органах власти, так и от местного населения».

За минувший год общественным организациям совместно с органами государственной власти удалось несколько облегчить жизнь вынужденным переселенцам. Однако нерешенными остаются масса проблем: отсутствие жилья и единой базы регистрации внутренне перемещенных лиц, а также нет государственного органа, который бы занимался исключительно вопросами переселенцев. Руководитель общественной организации «Крым-SOS» Тамила Ташева рассказала об итогах года.

Ирина Седова: За последний год какие основные были достижения в работе?

Тамила Ташева: Мы, совместно с другими общественными организациями и органами власти, смогли добиться для переселенцев того, чтобы был принят наконец один из законов. Пока он еще не подписан, но мы ожидаем с дня на день подписания. Это законопроект №2166. Он упрощает определенные процедуры для переселенцев. Также была принята программа адаптации и интеграции для переселенцев, над которой работали и общественные организации, и министерства. Она неидеальна. Но она есть. Мы внедрили систему советников по вопросам внутренне перемещенных лиц. Это люди, которые являются мостиком между ОО, госогранами и переселенцами. Конечно, добились не всего того, что хотелось. У нас до сих пор нет долгосрочной стратегии по вопросам переселенцев, у нас нет видения того, каким образом помогать людям с жилищным обеспечением. Но есть, чем хвастаться.

Виктория Ермолаева: Законопроект №2166, может быть, даст толчок этой стратегии?

Тамила Ташева: Он не то, чтобы приблизит к написанию стратегии. Это один из элементов этой общей стратегии. Потому что наша организация и ряд других заявляют о том, что должна быть общая стратегия, под которую будут писаться и законодательные акты. Пока нет стратегии, нет общего видения у государства, что делать с 1 миллионом 600 тысячами переселенцев из Крыма и востока. В законопроекте 2166 написано, что должна быть единая система по учету внутренне перемещенных лиц. К примеру, если человек живет во Львовской области, а потом вдруг решает переехать в Киевскую область, то его дело уже можно будет автоматически переводить. Он приходит в департамент соцзащиты в Киеве, говорит: я проживал там-то, переведите мое дело. И это легко проверяется. Сейчас, если человек переезжает в другой город, он проходит процедуру заново. Поэтому много бюрократических препон есть по созданию базы. Почему ее не создали – вопрос. Я надеюсь, что закон будет подписан, будут созданы подзаконные акты, и база будет создана.

Виктория Ермолаева: Все знают, что самая большая проблема для вынужденных переселенцев – отсутствие жилья. В новом законопроекте пути ее решения есть?

Тамила Ташева: В законопроекте нет. Он касается рядя других норм. С одной стороны он урегулирует, к примеру то, что справку не нужно продлевать каждые полгода, что международная техническая помощь освобождается от налогов, что не граждане Украины и лица без гражданства также имеют право на такой статус (статус внутренне перемещенного лица, — ред.). А что касается жилья: в парламенте лежит другой законопроект, который мы подавали пакетно с этим законопроектом (законопроект 2166, — ред.) — №2167 «Про компенсацию утраченного имущества». Мы прописывали определенные схемы, каким образом должны компенсировать. Но понятно, что, скорее всего, под это нужно прописывать отдельные подзаконные акты. И понятно, что этой суммы не хватит на покупку полноценного жилья. Но для кого-то это могло бы быть каким-то стартом либо для получения кредита, либо для покупки дома в сельской местности. Однако вопрос жилья, действительно, самый острый.

Компенсация больше касается переселенцев с востока Украины, который тратили свое жилье, по степени разрушенности этого жилья. Но и понятно, что крымчане не могут ни продать свое жилье, ни жить там. Многие крымчане. Законопроект очень важный. Но из-за того, что он нуждается в бюджетных вливаниях, у нас есть подозрение, что его и по этой причине не принимают. А с другой стороны, потому что у нас нет общей стратегии по вопросу оккупированных территорий. Как по Крыму, так и по Донбассу. Что нам с людьми делать: интегрировать или все делать для того, чтобы они вернулись? Сейчас это выглядит так, что людям не предоставляют во многом помощь для того, чтобы они просто возвращались. Это, мне кажется, преступные действия украинской власти. Люди, которым опасно возвращаться на оккупированную территорию, возвращаются. В Донбасс сейчас есть целые волны возвращения. Потому что они здесь получают минимальную зарплату. Кроме этого они психологическому давлению подвергаются. Как в государственных органах власти, так и от местного населения. И они говорят: «Что нам, здесь нас считают сепаратистами, а там, по крайней мере, хоть жилье есть. Поедем туда и будем как-то выживать на той территории».

Ирина Седова: Насколько я понимаю, законопроекты 2166 и 2167 помогут решить проблему с получением помощи и жильем. А как быть с дискриминацией? Что нужно сделать?

Тамила Ташева: Я не знаю, как государству, делать что-то или нет. Возможно, какую-то информационную политику по отношению к переселенцам разработать. Но опять-таки, это вопрос стратегии, широкого комплексного документа. Один из пунктов – возвращение населения на оккупированные территория. Это означает, что вместе с тем мы возвращаем наши территории. А дом момента возвращения на оккупированные территории мы, как государство, должны сделать все для полноценной жизни людей в местах их проживания. Это может быть основным пунктом стратегии, под который прописывается план действий.

Ирина Седова: Как вы считаете, удастся нам помочь переселенцам вернуться на деоккупированые территории, и когда?

Тамила Ташева: Я не знаю, когда: будет это в 2016 году или уже в 2017. Но я уверена, что это произойдет обязательно. И я уверена, что я как крымчанка, которая не может въезжать в Крым, я обязательно туда приеду в ближайшие годы, и буду наслаждаться крымским морем.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.