Слушать

Украинский полковник Иван Безъязыков уже 22 месяца в плену у боевиков

23 июня 2016 - 16:57 1034
Facebook Twitter Google+
Жена военнопленного Маргарита Кушнирова рассказывает, как ее муж попал в плен и в каких условиях сейчас находится

margaryta_kushnirova.jpg

Маргарита Кушнирова // «Громадське радио»
Маргарита Кушнирова

По словам жены Ивана Безъязыкова Маргариты власти бездействуют в вопросе освобождения ее мужа. Последние полгода он провел в подвале без людей, но сейчас боевики дают возможность выходить на связь.

Лариса Денисенко: Ваш муж попал в плен в ходе миротворческой операции?

Маргарита Кушнирова: Да, так и получилось. 16 августа 2014 года я говорила с мужем по телефону, и он сказал, что будет занят и перезвонит вечером. По телевизору узнала — трое военнослужащих попали в плен. После боя в Степановке, где было много раненных и погибших, они пошли на переговоры с белым флагом, чтобы забрать тела своих.

Чеченцы взяли их в плен и сразу отвезли в Донецк.

Лариса Денисенко: Кто-то из части пытался с вами связаться?

Маргарита Кушнирова: К сожалению, нет. Меня никак не уведомляли, никто не выходил со мной на связь. Я не могу этого понять. Меня не хотели впускать в корпус, потом говорили, чтобы я не волновалась, но никакой информации не сообщали. Они знали где он, знали, что он в плену, но мне этого не сказали.

Потом я обзванивала всех его сослуживцев, которые подтвердили, что Ваня в плену. Но никто не хотел говорить больше. Иногда звонили, спрашивали не выходил ли он на связь.

Лариса Денисенко: У вас есть возможность поддерживать связь с мужем?

Маргарита Кушнирова: Я благодарна тем, кто сейчас держит его в плену — они дают ему звонить. Сначала он был у других людей, почему они меняются — я не знаю.

Поначалу мне еще писали в социальных сетях от имени мужа. Потом предлагали переехать в Донецк, говорили, что дадут квартиру, что там есть детские площадки, у нас маленький ребенок. Но когда я разговаривала с мужем по телефону — он однозначно сказал никуда не ехать. Им нужны были точки давления на мужа — это семья, поэтому ехать никуда нельзя было.

Лариса Денисенко: Что-то известно сейчас о состоянии его здоровья, о психологическим состоянии?

Маргарита Кушнирова: У него проблемы с желудком, он очень худой и не может есть. Но он не хочет говорить о своем состоянии, уверяет, что все хорошо. А психологическое состояние тяжелое — он очень хочет домой, разговаривает много о том, что мы будем делать дома, какие планы, хотя неизвестно, когда он вернется.

Сейчас у него более-менее хорошее положение. До этого он полгода находился в подвале и не видел людей, не мог нормально помыться, не было даже зубной щетки.

Лариса Денисенко: Власти вам как-то помогают?

Маргарита Кушнирова: Если бы журналисты не поднимали этот вопрос, о муже уже давно забыли бы. Когда он попал в плен, я приезжала к чиновникам, они спрашивали «это кто»? Сейчас уже, конечно, знают, потому что мы не молчим. Мне сначала говорили молчать. Я ждала и думала, что что-то делается. Но когда я увидела, что ничего не меняется, даже начали распускаться сплетни, что он предатель, что у него другая семья, я понимала, что человека могут просто смешать с грязью и забыть.

Несколько раз велись разговоры об обмене пленными, но они или срывались, или оказывалось, что моего мужа нету в списках.

Сейчас с нами идет на контакт служба безопасности, они пытаются разобраться и добиться истины. Не могу сказать, что они ничего не делают, но возможно, не все от них зависит.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.