Слушать

В 2015 году из 40000 обращений в прокуратуру, только 1 было электронным, — Фльонц

12 августа 2016 - 16:20 86
Facebook Twitter Google+
Демократия будущего – она же электронная демократия. Могут ли уже сейчас украинцы подавать электронные заявления, к примеру, в прокуратуру и выигрывать электронные суды?

vladymyr_flonc_ta_anna_aseyeva_1.jpg

Владимир Фльонц  та Анна Асеєва  // «Громадське радио»
Владимир Фльонц та Анна Асеєва

Об инструментах электронной демократии говорим с основателями ОО «Е-демократия» Анной Асеевой и Владимиром Фльонцом.

Алена Бадюк: Через электронные инструменты демократия станет более близкой и реальной?

Владимир Фльонц: Украина является демократическим государством не только согласно с конституцией, но и согласно с многовековой историей и нашей сущностью. Само понятие демократии у нас сужено до «придите раз в 5 лет проголосовать на выборах». На самом деле, это гораздо более широкое понятие. Демократия — это возможность участия в огромном количестве процессов, которые происходят в государстве. Демократия без проинформированности граждан превращается в ничто. Зачем вам право голоса, если у вас нет возможности оценить ситуацию и осознано сделать выбор.

Алена Бадюк: Какими инструментами демократии украинцы могут воспользоваться уже сейчас?

Владимир Фльонц: На сегодня у нас уже работает достаточно большое количество электронных инструментов, позволяющих сделать то, что раньше можно было сделать только в бумажной форме. У нас уже работают электронные петиции. Поставить любой вопрос на обсуждение и показать реальную заинтересованность общества этим вопросом украинцы уже могут.

Анна Асеева: За останні 2 роки Україна піднялась на 20 місць в рейтингу індексу розвитку електронної демократії і електронного урядування.

Алена Бадюк: Благодаря чему?

Анна Асеева: 2 тижні тому одна з агенцій ООН опублікувала список країн, що розвивають електронну демократію. Україна посіла в ньому 62 місце а була на 82. Інструменти електронної демократії за останні 2 роки у нас дуже розвинулися завдяки електронним петиціям, електронному декларуванню і відкритим реєстрам.

Алена Бадюк: Что нам нужно сделать, чтобы быть в первой десятке?

Владимир Фльонц: Попасть в десятку достаточно сложно.

Алена Бадюк: Какие страны в ней на данный момент?

Владимир Фльонц: Такие страны, как США и Британия. Даже Эстония, которая считается лидером в этой сфере, находится на 13 месте. Этот рейтинг — целый комплекс возможностей, которые получают граждане для того, чтобы влиять на жизнь государства.

Григорий Пырлик: Что или кто тормозит развитие электронной демократии в Украине?

Владимир Фльонц: Большое недоверие и очень мощная инерционная система. В государственной системе до сих пор не произошло кардинальных изменений. Большинство чиновников под электронной демократией подразумевают исключительно пересылку копий бумажных приказов. Вариант обращения к госслужащему с электронным письмом практически не рассматривается, как и вариант получения оперативного ответа от государства в электронном формате.

Анна Асеева: В цьому процесі беруть участь як громадяни, так і держава. В нас є дуже багато інструментів, які дозволяють громадянам в електронній формі звертатися до держави і брати участь в електронному урядуванні. Проте, кількість людей, що користуються цими послугами, є невеликою. Якби з боку суспільства був попит на такі речі, держава була б змушена розвиватися набагато швидше.

Алена Бадюк: Достаточно ли законодательной платформы для реализации инструментов электронной демократии?

Владимир Фльонц: Строго юридически — да. Де-факто, несмотря на законы, требуется прямое указание на уровне министерств или внутреннее распоряжение.

Алена Бадюк: Такая реакция от представителей власти противоречит закону?

Владимир Фльонц: Если они прямо отказывают — да. Из-за достаточно большой инертности общества у нас мало кто верит в возможность победы над этим процессом. 2 года назад мы взяли за принцип доводить все до конца. Таким образом, в свое время мы добились первой в Украине регистрации электронного заявления в прокуратуру и возможности подачи электронного иска в суд. Мы показали, что это возможно просто потому что это разрешено законом.

Григорий Пырлик: Прокуратура Украины в свое время отказалась рассматривать электронные жалобы. Как они это объясняли?

Владимир Фльонц: Эта ситуация дошла до Печерского суда. Выиграв первый суд у небольшой районной прокуратуры, мы решили, что дело сделано. Оказалось, что тот же тяжелый путь нужно проходить и в судах среднего звена, поэтому мы решили сразу обратится в Генпрокуратуру. Сначала Генпрокуратура нас игнорировала, и мы вынуждены были подать в суд на Генеральную прокуратуру. Мы выиграли суд и доказали, что электронное заявление — это такой же документ, который требует реакции.

Анна Асеева: У 2015 році в Генпрокуратуру надійшло 40 000 звернень про правопорушення. Тільки одне з них було електронним. Електронні документи мають таку ж юридичну силу, як і паперові.

Григорий Пырлик: Сколько сейчас электронных заявлений поступает в прокуратуру?

Владимир Фльонц: За этот год у нас еще нет статистики. По искам в суд мы недавно получили удивительную статистику из Одесской области. Одесских городской хозяйственный суд принял и рассмотрел больше 150 исков, в основном, финансового характера.

Судебный процесс уже продвинулся далеко не только в контексте возможности подачи электронных исков. Уже никто не требует личного присутствия на судебном процессе. Мы с юристами часто практикуем интернет включения в судебный процесс из другого зала суда. В Одесском суде разрешают скайп-включения прямо из дома, особенно, если это человек с особыми потребностями. Это огромное достижение.

Григорий Пырлик: Какие регионы в плане электронной демократии более продвинутые, а какие — менее?

Анна Асеева: Зараз у всіх на слуху Львівська, Дніпропетровська і Київська область. В Броварах зараз надається понад 100 електронних послуг. Для більш чіткого розуміння ситуації треба провести відповідний зріз. В маленьких містах дуже багато проектів впроваджувались 2-3 роки тому, але про них ніхто не говорить.

Алена Бадюк: Возможно ли обмануть электронную систему?

Владимир Фльонц: Электронный документ — гораздо более надежный инструмент, чем бумажный. Электронный документ подписан электронной цифровой подписью, которую невозможно изменить так, чтобы это осталось незамеченным. Документ, подписанный электронной цифровой подписью, фиксирует время подписания. Благодаря метке времени невозможно сделать документы задним числом. В отличии от бумажных документов, которые существуют в плоскости оригиналов и копий, вы можете опубликовать электронный документ и все, кто его себе сохранят, будут владеть ровно таим же документом. Более того, единожды опубликованные электронные документы невозможно уничтожить.

Григорий Пырлик: Какие административные услуги доступны жителям Броваров?

Анна Асеева: Там система розбита на 2 варіанти: ви можете записатись а електронну чергу і прийти за довідкою в назначений час, або отримати ці довідки в електронній формі на свою електронну пошту. На відміну від великих обласних центрів, в маленьких містах працювати з людьми легше.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.