В деле Радченко много эпизодов, требующих расследования, — Мария Томак

08 июля 2016 - 16:40 216
Facebook Twitter Google+
Смерть Дмитрия Шабрацкого, захват Лисичанской ТРК, связи с олигархами, незаконное влияние на избирательный процесс — дело Лыхолита и Радченко комментирует правозащитница и журналистка Мария Томак

Обсуждаем тему, которая взбудоражила общественность — дело Валентина Лыхолита и Игоря Радченко, в прошлом — бывших руководителей батальона «Айдар». Главная военная прокуратура обвиняет их в мародерстве и разбое.

Сергей Стуканов: Лыхолит и Радченко — бравые герои или обыкновенные бандиты?

Мария Томак: В данном случае я не буду обобщать, но в отношении Радченко я склоняюсь ко второму. Впервые я узнала его имя год назад, когда мы были с мониторинговой миссией на Донбассе. Я познакомилась с родителями Дмитрия Шабрацкого, который погиб в роте, которой руководил Радченко.

Потом, на протяжении года, фамилия Радченко всплывала не в лучшем свете, в том числе, и в связи с партией регионов.

Ирина Ромалийская: Родители Дмитрия Шабрацкого не верят, что это было самоубийство. Чем закончилось следствие?

Мария Томак: Следствие продолжается. Следователь Кустиков, который по некоторым данным дружит с Радченко 15 лет, решил закрыть дело, хотя даже элементарные следственные действия не было проведено. Но Евгения Закревская, адвокат семьи Шабрацких, обжаловала решение в местном суде, и судья пошел на встречу. В постановлении закрытия следствия есть противоречия в свидетельствах.

Сергей Стуканов: За несколько дней до смерти Дмитрий говорил о конфликте с руководством. Есть ли информация об этом?

Мария Томак: Располагает ли следствие этой информацией — не знаю, у нас она есть. По свидетельствам бывших «айдаровцев» и родителей Дмитрия, которым он пересказывал ситуацию, — Дмитрий был очень недоволен незаконными действиями роты Радченко, и он прямо об этом говорил.

Был большой скандал после команды похитить местного деятеля Лисичанска, которого назвали сепаратистом. Но Дмитрий знал его лично, у него была проукраинская позиция. Тогда Дмитрий понял, что решаются какие-то вопросы. Этот человек был похищен в интересах местного теперь уже депутата от Оппозиционного блока Дунаева.

Сергей Стуканов: В Раде зарегистрирован законопроект, призывающий освободить бойцов АТО от уголовного преследования — он может повлиять на дело Радченко и Лыхолита?

Мария Томак: Я не успела достаточно изучить этот законопроект, но там есть определенные риски. Непонятно как в контексте этого закона будет рассматриваться апелляция Радченко. В его деле есть и другие эпизоды — будут ли они расследованы и достаточно ли качественно?

Ирина Ромалийская: О каких эпизодах с Радченко идет речь?

Мария Томак: История Шабрацкого — самое главное, что должно быть расследовано. Также довольно известный случай — захват ТРК «Акцент». Это местный Лисичанский канал, который был захвачен в интересах того же Дунаева бойцами «Айдара». Обширные связи Радченко с местными представителями олигархических кругов. Есть также свидетельства его незаконного влияния на избирательный процесс.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.