Слушать

В «ДНР» некоторые одумались, но не могут признать свою ошибку — волонтер

03 мая 2016 - 17:29 1063
Facebook Twitter Google+
О волонтерском опыте и событиях двухлетней давности, передовавшых референдуму, говорим с волонтером Сергеем Максимцом

sergiy_maksymec.jpg

Сергій Максимець // «Громадське радіо»
Сергій Максимець

Со знаковой личностью в волонтёрской среде и мастером литья колоколов Сергеем Максимцом, известным как дядя Сережа, говорим об особенностях волонтерской деятельности и событиях по ту сторону разграничения

Михаил Кукин: Не один волонтер мне рассказывал о том, как вы вывозили людей из ДНР-ровских подвалов. 

Сергей Максимец: Думаю, что любой человек, попав в эту ситуацию, поступал бы точно так же.

Михаил Кукин: Вы сам из Донецка?

Сергей Максимец: Не совсем, с 80-х годов я постоянно проживаю в Донецке.

Михаил Кукин: Когда начались эти события, как вы поняли, что пора что-то предпринимать?

Сергей Максимец: Еще до референдума на заводе я пытался людям объяснить, что нельзя предавать свой дом. Зачем звать какую-то Россию? Мы никому не нужны кроме нас самих.

Тогда я говорил им, что это приведет к войне, думая, что преувеличиваю.

Потом мы ходили на демонстрации за единство Украины, но тогда силовые структуры уже были в сговоре.

Алена Бадюк: И тем не менее вы приняли решение покидать Донецк. Что стало последней каплей?

Сергей Максимец: 1 июня 2014 года мне сказали, что принято решение о моем аресте и определении в подвал. Мы с женой собрали вещи, сели в машину и уехали.

Михаил Кукин: Вы поддерживаете с кем-то оттуда отношения?

Сергей Максимец: У меня есть товарищ, который остался там, но занимает проукраинскую позицию и передает нам определенные сведения.

Михаил Кукин: Как вы освобождали и вывозили людей, которые находились в подвалах?

Сергей Максимец: Поначалу специальные группы вызволяли людей, также мы отвозили лекарства и одежду нашим раненым, их подлечивали и затем мы их вывозили.

Вскоре нас неожиданно арестовали в самом Донецке. У товарища нашли телефон. Хорошо, что я перед этим заехал забрать вещи. Пришлось сказать, что я его просто подобрал.

В подвалах нас долго допрашивали и заставляли писать объяснительные, но спустя 2 суток отпустили и даже вернули 300 гривен. Товарища обменяли через месяц.

Алена Бадюк: Кто те люди, которые остались по ту сторону конфликта?

Сергей Максимец: Большинство людей поверило пропаганде и тому, что вскоре придет русской мир. В итоге победила жадность. Я пытался объяснить, что никто никогда ничего вам просто так не даст. За все надо платить, теперь они платят так.

Некоторые уже одумались, некоторые не могут признать свою ошибку. Те, кому удалось приспособится — двумя руками за Новороссию.

Михаил Кукин: Но ведь тех, кто оседлывает идеи патриотизма не мало и с нашей стороны.

Сергей Максимец: Таких стразу видно, мы их моментально выкидываем из обоймы.

Михаил Кукин: До войны в Донецке вас считали экспертом по литью колоколов. Я знаю, что именно вашими стараниями была восстановлена звонница храма Девы Марии, которая была разрушила в 2002 году в Вифлееме.

Сергей Максимец: Выпускать колокола начал с 2000 года. До этого лет 5 ушло на изучения темы. Я с детства любил звон колоколов, почему-то он меня завораживал.

Алена Бадюк: Можно ли где-то в Киеве послушать звон колоколов, которые вы отлили?

Сергей Максимец: Да, например, в мужском монастыре на Выдубичах. Также мои звонницы есть на восточной Украине и в Крыму.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.