Слушать

На границе с Крымом на уровне партизанского движения есть вооруженные люди

13 октября 2016 - 20:56 1245
Facebook Twitter Google+
В связи с оккупацией Крыма, в Херсонской области увеличился туристический поток, но экономика региона в целом пострадала, — Александр Адамчик, заместитель губернатора Херсонской области

Александр Адамчик, заместитель губернатора Херсонской области, рассказывает о том, чем живет область, граничащая с территорией оккупированного Крыма.

Ирина Ромалийская: Мы помним прошлогодний скандал, когда в Геническе произошло отключение города от газа. И население осталось без отопления и горячей вод. Чем сейчас живет Геническ в преддверии отопительного сезона? Будет ли город с теплом?

Александр Адамчик: Город Геническ и Арбатская стрелка владеют определенными месторождениями газа. Бывший «Черноморнефтегаз», ныне ООО «Пласт», добывает газ в месторождениях вдоль Генической косы. Определенного количества этого газа хватало с головой для обеспечения жителей Геническа летом, кое-как осенью и очень плохо зимой. Для того чтобы зимой не было проблем, Геническое месторождение было соединено с Глебовским газохранилищем, которое находится в Крыму. Когда летом было много газа, он закачивался в Глебовское газохранилище, а зимой, когда его не хватало, он шел обратно. То есть, по сути, Генический район полностью обеспечивал себя газом.

Ирина Ромалийская: А после оккупации Крыма Россия забрала в свою собственность Глебовское газохранилище, но при этом Генический газ уже был там?

Александр Адамчик: Естественно. Газ, который был в этом газохранилище был украинским.

Ирина Ромалийская: В 2014 году эта ситуация спокойно развивалась. Геническ брал этот газ, и проблем не было. А в 2015 году поставки были прекращены.

Александр Адамчик: Совершенно верно. Поставки были прекращены, причем в самый неподходящий момент, когда этого никто не ожидал. И случилось так, что город был полностью отключен от газа. К счастью, энергетическая система выдержала, поскольку все население отапливалось калориферами и радиаторами. Но сейчас начинается новый отопительный сезон, и такая ситуация рано или поздно может повторится.

Самым основным моментом, который решил бы эту проблему, было бы построение магистрального газопровода от Энергодара в Запорожской области и до Геническа. Таким образом, газифицировалось бы 4 района: Ивановский, Нижнесерогозский, часть Генического и Рогачинского районов. Население бы получило так называемый варочный газ. Решение проблемы таким образом дало бы толчок для развития газовых месторождений, которые находятся на Генической косе. Потому что сейчас, по сути, предприятия вынуждены летом сжигать газ. Но цена вопроса — практически миллиард гривен.

Наталья Соколенко: Почему это не реализовывается?

Александр Адамчик: Хорошие идеи приходят не сразу. К тому же, только для проектирования подобной документации потребуется около 24 месяцев.

Ирина Ромалийская: А есть решение, что это будет строиться?

Александр Адамчик: Воля есть, но конкретных решений пока нет. У нас было заседание в Министерстве энергетики Украины, были заседания Кабинета Министров, были обращения, но пока проект не начал разрабатываться. Даже для его разработки нужна сумма с 6-ю нулями.

Ирина Ромалийская: Как же сейчас эту зиму переживет Геническ?

Александр Адамчик: Мы учли все ошибки. Практически вся социальная сфера города была переведена на альтернативное топливо. То есть рядом с газовыми котлами были установлены твердотопливные.

Ирина Ромалийская: Где вы берете топливо?

Александр Адамчик: Твердотопливные котлы могут отапливаться как углем, брикетами, так и дровами. Это все реально и возможно. У нас в районе создан стратегический запас топлива на определенный момент класса «Ч». И к этому социальная сфера готова.

Ирина Ромалийская: А что касается частного сектора?

Александр Адамчик: Когда мы рассмотрели план Геническа, мы увидели, что он вытянут в форме овала. Газ заходит снизу, а сверху этого овала находятся многоэтажки и высотки. По сути, середина — это частный сектор. У нас была идея построить газопровод в обход частного сектора, чтобы полностью обеспечить газом высотки. Потому что, если в частном секторе можно установить твердотопливный котел, то в высотке это физически невозможно.

Вместе с «Херсонгазом» мы разработали систему параллельного отключения частного сектора, с такой схемой, что газ, который будет идти с месторождения через весь город будет обеспечивать часть частного сектора и 100%-но будет обеспечивать теплом многоэтажки.

С частным сектором происходит следующее: из 3600 домов только 1400 не имеют альтернативного отопления.

Ирина Ромалийская: А что будет с этими 1400 домами?

Александр Адамчик: Эти дома не входят в районы, которые будут отключаться. Кроме того, совместно с программой «Теплые кредиты» было разработано программу, которая частично покрывает расходы людей, готовых устанавливать котлы.

Люди, которые не устанавливали альтернативный источник тепла, также будут пользоваться электрическими обогревателями. И энергетическая система Геническа способна это выдержать.

Ирина Ромалийская: Как живется по соседству с оккупированным Крымом?

Александр Адамчик: Так же, как и всем, кто находится рядом с оккупированными территориями. Мы прекрасно понимаем, что в любой момент, может наступить час «Ч». У всех дома стоят сумки с минимальным запасом документов и элементарных вещей, но жизнь продолжается.

Ирина Ромалийская: Что происходит на пунктах пропуска?

Александр Адамчик: В основном система такова: автобусы подъезжают, люди пешком проходят через пункты пропуска. Единственный недостаток в том, что отдаленность между пунктами пропуска достаточно приличная, и людям приходится самостоятельно преодолевать большие расстояния.

Ирина Ромалийская: Что происходит с теми крымскими блокадниками, я имею в виду крымских татар, которые заявили, что становятся просто наблюдателями на пунктах пропуска и помогают, по их словам, работать пограничникам?

Александр Адамчик: По сути, ситуация не поменялась.

Ирина Ромалийская: То есть все также вооруженные люди, не наделенные никакими полномочиями, досматривают мирных граждан?

Александр Адамчик: Такая проблема есть, и мы над ней работаем. Естественно, никто в открытую с оружием не ходит, но оно где-то есть, и мы в этом более чем уверенны. Это все проходит на уровне партизанского движения, поэтому особо повлиять на ситуацию пока не получается.

Наталья Соколенко: Что происходит сейчас с переселенцами? Есть ли какие-то программы по решению самого насущного для них жилищного вопроса?

Александр Адамчик: В Херсонской области принимаются меры, для того чтобы все переселенцы, которые заявляют о том, что им нужна помощь в этом вопросе, получали ее. Есть общежития, определенные жилплощади, которые они получают в случае такой необходимости. Но мы не ощущаем коллапса по поводу большого наплыва беженцев.

Ирина Ромалийская: Крымские татары не раз заявляли о том, что хотят создать Крымско-татарскую автономию на территории Херсонской области. Какое ваше к этому отношение? Есть ли официальная позиция областной администрации по этому поводу?

Александр Адамчик: Лично я не отвечаю за это направление. Но как житель Херсонской области, я считаю, что решение об организации крымской автономии в Херсонской области — неуместно. Если рассмотреть этнический состав нашей области, крымские татары занимают там даже не второе и не третье место.

Наталья Соколенко: Сегодня в Херсонскую область приезжает заместитель министра юстиции Сергей Петухов, который будет презентовать услугу заключения брака за один день. Что у вас сегодня с развитием системы предоставления административных услуг?

Александр Адамчик: По сути, ситуация у нас, как и в целом по Украине. В Херсоне создан Единый центр административных услуг.

В 2013 году Херсонская областная администрация выиграла грант Евросоюза на получение, если я не ошибаюсь, 130 тысяч евро для создания Центра предоставления административных услуг. Когда мы начали думать, где его обустраивать, мы поняли, что где бы мы его не построили на территории области, мы привяжем жителей к этому населенному пункту. И здесь важно, чтобы была хорошая транспортная развязка. Поэтому мы приняли решение потратить этот грант на развитие Городского центра предоставления административных услуг и расширить возможности населения всей Херсонской области, чтобы на это тратилось 2-3 минуты времени.

Ирина Ромалийская: Какие экономические последствия оккупации Крыма для Херсонской области, например, что касается туристической сферы?

Александр Адамчик: Конечно же, в туристической отрасли мы выиграли, потому что весь поток туристов, который шел в Крым, теперь идет к нам.

Ирина Ромалийская: А как это отобразилось в целом на экономике региона?

Александр Адамчик: Экономика региона немного пострадала, потому что сельское хозяйство, в основном овощной сектор, было направлено на Крым. Сейчас идет переориентация, мы работаем над тем, чтобы открывать новые рынки сбыта.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.