Слушать

В Кириловке указатели на Крым как занозы в сердце

12 сентября 2016 - 19:56 830
Facebook Twitter Google+
Это состояние близкое к счастью, — художник Матвей Вайсберг об эмоциональном состоянии во время работы

1300matviy_vaysberg.jpg

Матвей Вайсберг // «Громадське радио»
Матвей Вайсберг

8 сентября в Киеве в арт-пространстве «Едукаториум» открылась выставка акварели Матвея Вайсберга «40 видов на Азовское море вблизи Кириловки из окна третьего этажа номера под названием «Титаник»

Ирина Славинская: Что за «Титаник», куда он плывет и что видно с третьего этажа?

Матвей Вайсберг: «Титаник» называлась комната в заведении, где мы отдыхали. Все остальные комнаты были под номерами. В нашем номере были окна в пол и вид на море. Так случилось, что я себе позволил пробыть в этом номере 8 дней и «акварельно» пообщаться с морем. Это мечта человека — пожить у моря. Море шумело, когда я просыпался и шумело, когда я засыпал. Я не очень себя утруждал выходом из номера, потому что все было здесь, в номере. Недавно нашел подтверждение своей идеи у Клода Моне, который утверждал, что море лучше рисовать с одной точки, чтобы изучить его движение.

Ирина Славинская: Цитата «пожить у моря» напоминает известную строчку из Бродского: «Если выпало в Империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря». И, очевидно, это о неком эскапизме, о возможности побыть немного одному. От чего вы уезжали к морю в Кириловку?

Матвей Вайсберг: Да я не от чего, я к чему, наверное. Я ехал отдыхать с семьей, это не так часто случается, к сожалению. Ни о какой выставке изначально речи не было. А вдруг мне не понравится, а вдруг у меня эта акварель не пойдет. Собственно говоря, я акварель десятилетиями в руки не брал. Но вот такой был опыт. Мне кажется, что-то из этого вышло.

Татьяна Трощинская: Каково состояние автора в этот момент? Или каждый раз по-разному?

Матвей Вайсберг: Это состояние близкое к счастью. Нет никаких обязательств, которые бывают, например, на пленэрах. Здесь есть внутренняя свобода: хочешь рисуешь, хочешь не рисуешь.

Кроме моей выставки, еще открылась выставка моего друга Вагана Ананяна.

Также моя выставка «Стена» скоро будет представлена на открытии Драматического театра в Мариуполе.

Ирина Славинская: Я помню выставку «Стена». Она совершенно непохожа на акварельный морской мир. Может мы могли бы поговорить об этом путешествие с точки А в точку Б, от драматической стены к морю?

Матвей Вайсберг: Это маленький отрезок пути. Так случилось, что после этой «Стены» у меня был сильный внутренний накал, поэтому я какое-то время после этого рисовал животных, пейзажи. А море…

Как там было: «Выбирайте море среди всех чудес, и вы не пожалеете, уверяю вас…»

Ирина Славинская: Да, я как раз смотрю на эти строчки из Окуджавы, которые цитируются в анонсе выставки, и там есть кроме моря и упоминаниях о чудесах, очень интересная строчка о «трудном часе решения». Для вас это трудный час решения?

Матвей Вайсберг: Всегда решения это трудно. Кроме того, тот кто занимается искусством, на мой взгляд, должен всегда помнить такую максиму из Пикассо: очень опасно начинать новую картину. Буквально физически опасно.

Ирина Славинская: Интересно поговорить о роли художника-графика, который не пишет большие монументальные картины маслом, а пишет акварелью и эскизы.

Матвей Вайсберг: Я вообще по образованию книжный график. Я заканчивал полиграф и у меня есть книги, изданные как иллюстратора. Я могу рисовать, как большие, так и маленькие картины, что хочу, то и делаю. Я приехал и после этого успел еще несколько масляных картин нарисовать. Иногда я использую фотографии. Фотография в этом смысле только моя и она существует как предмет для дальнейшего рисования очень недолго, до того времени, когда квантовая запутанность на моей сетчатке и на этой фотографии еще существует. Мне нужна фотография для достоверности.

Татьяна Трощинская: А звук и запах тоже важны?

Матвей Вайсберг: Ну конечно! Они вызывают ассоциативный ряд. Например, картины «Стены» вызывали ассоциацию с дымом на Майдане.

Ирина Славинская: Кириловка находится недалеко от Крыма, и море для украинцев, в первую очередь, ассоциируется с Крымом.

Матвей Вайсберг: Там много указателе на Крым. Для меня они, как занозы в сердце.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.