Слушать

В команду Медведчука никогда не входил, и даже с ним не знаком, — Михаил Костинский

21 апреля 2017 - 21:37
FacebookTwitterGoogle+
Вчера в «Украинском доме» провели совещание по изменению Конституции. Об актуальности темы и о прозвучавших в ходе обсуждения предложениях узнавали у одного из его инициаторов Михаила Костинского

«Мы впервые, без рекламного шоу, обратились поименно к более-менее значительным фигурам внепарламентских движений Украины, к Оппозиционному блоку, «За життя». В основном были внепарламентские силы. Мы обратились не к народным депутатам, а к людям, которые не зациклены политикой, идеологией своей партии, смотрят немного шире на происходящее в стране», — рассказывает о вчерашнем совещании историк, писатель, общественный деятель Михаил Костинский.

«Начиная отсчет от Майдана, мы все ожидали обновление Конституции, которое было обещано, —  то есть смена системы власти. Конституция у нас 1996 года, с двумя последующими редакциями. Там менялись подходы к формированию системы власти, для нас с вами по большому счету никакого значения не имеет, что впереди: президент или парламент – и то, и то в одних руках».

Михаил Кукин: Конституция 1996 года хорошая, только речь о ее выполнении: мы ее перепишем, а она не будет выполняться.

Михаил Костинский: Мы не будем ее переписывать. Почему вопрос был поднят в основном с внепарламентскими силами? Та Конституция, которая есть, фактически никем не исполняется, она не есть законом прямого действия, как была декларирована. Она не используется в судах, в административных органах. Есть подзаконные акты, которые распространяются отраслевыми уровнями вниз. Начиная от налоговой, МВД, каждый имеет внутренние инструкции, законы, указы, руководствуется ими, а Конституция забыта.

Сегодня возникла вакуумная ситуация вокруг конституционного процесса, связанная с тем, что ни президент, ни парламент, ни ЦВК ничего не делают для того, чтобы воплотить обещания в жизнь, исправить Конституцию под ситуацию, которая возникла после Евромайдана.

Михаил Кукин: Что, на ваш взгляд, нужно исправить?

Михаил Костинский: Сама система власти в стране: как она формируется и как она ответственна перед людьми, которые ее избирают. Может, избирают громко сказано. Есть вариант, что мы голосуем за власть, но ее не избираем. Они сами потом себя рекламируют, избирают, назначают, потому что все остальное неподконтрольно избирателю.

Если мы раньше считали, что власть была антинародной и Янукович со своей свитой были пророссийскими, антинародными, сегодня у нас нет ответа на то, что мы поставили как вопрос на Майдане: почему ничего не меняется? В первую очередь, в системе власти.

Михаил Кукин: Приглашение по поводу вчерашнего совещания подписано тремя фамилиями.

Михаил Костинский: Да. Там есть профессор Михаил Бугаец и Александр Мороз.

Михаил Кукин: Что вас объединяет?

Михаил Костинский: Большинство украинцев сегодня дезориентированы, разуверились во всем, они ждут или чуда или правды от кого-то. Ждут, что кто-то выйдет и скажет: то, что мы делали и делаем, это немножко не так, давайте пойдем другим путем и в конце этого пути что-то нормальное есть.

Михаил Кукин: Что такое «другой путь»?

Михаил Костинский: Очень простые вещи. Когда сегодня 60% молодежи готовы окончить вузы и уехать из страны, а около 7 миллионов (из них 1,5 в России) постоянно работают за границей, это ненормальное явление. Если людей организовать, объединить, что-то могло бы наладиться. А власть устраивает то, что происходит. Поэтому мы решили быть альтернативой.

 

 

Мы также прописали переходные положения, чтобы успокоить власть: мы даем возможность отработать парламенту и президенту период, который положен по предыдущему избирательному праву. А новая Конституция начинается с новых выборов и новых полномочий, что территориальные громады берут на себя максимум распоряжения и финансами, и всего, что находится на их территории, и коммунальным хозяйством.

Во вторник мы собираем наш координационный центр, который утвердит редакционную коллегию, она соберет проекты и выберет то, что мы считаем более-менее нормальной концепцией по подходам к изменениям.

И дальше мы приходим с этим проектом в Администрацию президента, если они скажут, что согласны продолжить, взять наработки в работу, пойдем с ними вместе. Если нет, мы делам публичное заявление, что есть готовая Конституция и право изменить ее народным волеизъявлением.

Михаил Кукин: Ваша общественная организация «Народна рада» практически не существует?

Михаил Костинский: Это было во время Майдана. Сегодня есть ГО «Координаційний центр патріотичних сил України-Русі». Это та же «Народна рада», но она уже работает шире.

Михаил Кукин: Я пытался найти в Интернете что-то о вас, первое что выпадает, — сайт «Украинский выбор», где вы называетесь одним из членов команды Виктора Медведчука.

Михаил Костинский: Они ко мне обратились с просьбой дать интервью. Я спрашивал, почему я попал в команду. Они пригласили меня как историка, вышла большая книга Медведчука, они хотели, чтобы я о ней с ними поговорил. Я высказался, что отношусь к нему с уважением как к юристу, как политику в прошлом, но сегодня я его не понимаю. Я там высказал собственное отношение к тому, что происходит в стране, в том числе к «Украинскому выбору».

Михаил Кукин: Но вы с ним общаетесь?

Михаил Костинский: Нет. Я его даже не знаю лично, поэтому быть его человеком не могу. 

Цю публікацію створено за допомогою Європейського Фонду Підтримки Демократії (EED). Зміст публікації не обов’язково віддзеркалює позицію EED і є предметом виключної відповідальності автора(ів). 
Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.