В министерстве думают, как возобновить выплату пенсий жителям ОРДЛО, — Тука

27 июля 2016 - 10:25 878
Facebook Twitter Google+
100 дней правительства Гройсмана: о донбасском направление работы рассказывает Георгий Тука

Георгий Тука — заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне-перемещенных лиц в рамках 100 дней с начала работы правительства Владимира Гройсмана, расскажет о том, что происходит и будет происходит в подведомственной ему сфере.

Анастасия Багалика: Как вы оцениваете эти 100 дней?

Георгий Тука: Во-первых, мне тяжело быть объективным, поскольку я нахожусь внутри системы. Во-вторых, 100 дней Кабмина не совпадают со 100 днями моего пребывания в должности и 100 днями организации министерства.

Что касается министерства, нам уже есть, что показать и рассказать. Это качается наиболее болезненных вопросов для переселенцев. Так, например, было изменено 2 постановления Кабмина. Первое постановление, изменения к которому мы проводили, было принято гладко. Текст второго постановления для нас оказался таким же неприятным сюрпризом, как и для людей, которых он касается непосредственно. В тот же вечер мы отправили на согласования те изменения, которые мы хотели бы внести. Эти правки мы согласовывали с гражданским сектором.

Лариса Денисенко: Текст этих постановлений готовил офис премьер-министра?

Георгий Тука: Нет, его готовило Министерство соцполитики.

Анастасия Багалика: Почему профильным министерством является Министерство по вопросам временно оккупированных территорий, а текст постановлений готовит Минсоцполитики?

Георгий Тука: Это следствие различий между юридическими положениями и положениями о министерствах. Министр социальной политики Андрей Рева сообщил о том, что до 1 августа должна заработать верификационная база переселенцев. Я еще не получил объективных данных о возобновлении выплат пенсий и субсидий, которые по поручению Павла Розенко должны были возобновить до 20 июля. Мой знакомый переселенец, проживающий в Киеве, никаких пенсионных выплат еще не получал.

Лариса Денисенко: Татьяна Дурнева из Института общественно-экономических исследований на прошлой неделе в студии «Громадського радио» говорила о том, что такие вещи заставляют переселенцев чувствовать себя преступниками, поскольку государство не учитывает их интересы. Будет ли меняться эта тенденция? Что для этого нужно сделать?

Георгий Тука: Я достаточно хорошо знаю Татьяну, но не всегда разделяю ее точку зрения. На днях я общался с переселенцем из Луганска, который сейчас работает на «5 канале». У них в семье недавно была комиссия для проверки верификации. По его словам, процедура заняла 5 минут, никаких унижений в свою сторону его родственники не услышали. Вместе с тем, я понимаю, что определенные проблемы есть. На них никто не собирается закрывать глаза.

С первого дня пребывания в должности я был категорическим противником бумажных носителей информации. Мы с СБУ пришли к консенсусу по этому вопросу. Все, кто пересекает линию разграничения, имеют электронные пропуска. Можно запараллелить процесс верификации при пересечении линии разграничения с данными базы переселенцев. Таким образом, у нас будет информация о том, сколько времени человек провел вне контролируемой территории. По закону этот срок — 60 дней.

Анастасия Багалика: С другой стороны, есть люди, которые выехали из временно неподконтрольной территории давно и вообще не возвращались назад. Соответственно, пропусков они не имеют.

Георгий Тука: Для них не составит никакого труда зарегистрироваться на сайте СБУ. Процесс регистрации занимает до 7 минут, а электронное письмо с номером верификации приходит в течении 3 дней.

Анастасия Багалика: То есть проблему с дискриминационными постановлениями решить можно?

Георгий Тука: Я думаю, да. Соответствующие замечания уже поданы. Нужно отдать должное Минсоцполитики, которое создало рабочую группу. В ее составе были и представители гражданского сектора.

Лариса Денисенко: Обязательно создавать рабочую группу, когда замечания уже поданы и остается их только имплементировать?

Георгий Тука: Таков принцип действия нашего бюрократического механизма. Меня это раздражает не меньше, чем участников этих групп. Увы, так построена работа государственного аппарата по всей стране.

Анастасия Багалика: Возможно, вы могли бы построить работу вашего нового министерства по другим принципам?

Георгий Тука: Мы будем стараться, но эти бюрократические механизмы выдуманы чиновниками не просто так. Когда речь идет о консолидированном решение целого ряда госслужб, это имеет место, но зачастую, это, конечно, пустая трата времени.

Лариса Денисенко: Говорят, что стратегии реинтеграции Донбасса уже существуют, но до сих пор нет стратегии реинтеграции Крыма. Что уже удалось сделать в этом направлении?

Георгий Тука: Материалы на эту тему уже есть в виде презентации. Говоря о государственной стратегии, мы имеем в виду юридический документ, который будет проходить юридические экспертизы во всех ведомствах. Не всегда наша точка зрения находит понимание. У людей есть разные позиции в отношении развития событий. Решения рождаются в спорах. Юристам предстоит очень большая работа. Закон должен быть выверен в отношении всех остальных законов и подзаконных актов, чтобы не получилось так, как было в случае постановления Кабмина относительно пенсионных выплат, когда в трех документах звучали 3 разные термина, позволяющие судам принимать диаметрально противоположные решения.

Лариса Денисенко: Эти законы готовились в недрах Минсоцполитики?

Георгий Тука: Нет, эти 2 закона подавали депутаты. Это говорит о том, что даже в юридических комитетах Верховной Рады случаются недоразумения. Кроме того, в 509 постановлении был введен термин, которого не было в двух предыдущих законах. Для того, чтобы избежать таких ляпов, юридическая служба должна работать на высоком уровне.

Анастасия Багалика: У Министерства по вопросам временно оккупированных территорий уже есть своя юридическая служба?

Георгий Тука: У нас есть 2 юриста, которые сейчас переводятся из Агентства по восстановлению Донбасса. Этого явно мало. Возможно, на следующей неделе нам удастся подключить еще одного юриста-волонтера.

Я приехал к вам с брейнсторминга с участием общественных объединений и международных гуманитарных организаций. Там мы совместными усилиями пытались выработать стратегию министерства, задачи краткосрочного периода и стратегические задачи. Меня очень порадовало то, что 95% проблем и их решений, озвученных общественным сектором, уже имеют отражение в наших внутренних министерских документах.

Анастасия Багалика: То есть существует 5% процентов проблем, не имеющих решений?

Георгий Тука: Они носят не системный, а, скорее, декларативный характер. За 2 последние недели я принял участие в 3 международных мероприятиях, где говорил о том, что уже хватит декларировать проблемы, нужно совместно искать пути их решения. О том, что не выплачиваются пенсии, знает вся страна. Давайте придумаем, как решить этот вопрос.

Через неделю я буду проводить круглый стол по решению проблем жилья, на котором я буду настойчиво предлагать переходить от разговоров к конкретным рецептам и предложениям.

Анастасия Багалика: Городки для временного проживания переселенцев уже опустели?

Георгий Тука: Часть людей возвращается назад, часть людей переезжает на другое место жительства. Изначально возложенную на них функцию эти городки выполнили. Нигде в мире переселенцы не живут в таких местах длительное время. Эти поселения выполняют функцию фильтрационного лагеря. Достаточно большое количество людей, не найдя поддержки на территории Украины, были вынуждены вернутся на неподконтрольную территорию.

Анастасия Багалика: Обращаются ли с проблемами жилья непосредственно к министерству?

Георгий Тука: Конечно, постоянно. Это одна из базовых проблем. 2 недели назад я проводил горячую правительственную линию. За 2 часа мне поступило 20 телефонных звонков. Я рассчитывал на то, что большинство людей будут звонить с проблемами социальных выплат и жилья. Только 2 звонка касались этой проблематики, все остальные люди сообщали о совершенно разных проблемах. Многие проблемы для меня оказались открытием.

Анастасия Багалика: Например?

Георгий Тука: Студенты-медики закончили Донецкий медицинский университет и, получив в 2014 году украинский диплом, остались в адъюнктуре. Сейчас они заканчивают обучение в Донецке и очень хотят получить полноценный украинский диплом. Масса вопросов касалась купли-продажи жилья. 3 недели назад так называемые «власти» приняли решение об изъятии архивов у нотариусов в Донецкой и Луганской областях. Как будет решатся эта проблема? Пока мы поставлены в тупик.

Анастасия Багалика: Что происходит в сфере возобновления торговых отношений с неподконтрольной территорией?

Георгий Тука: Мы прислушались к пожеланиям и рекомендациям ребят из организации «Донбасс-SOS». На сегодняшний день у украинской власти нет возможности проводить пенсионные выплаты людям, которые находятся на оккупированной территории. Вместе с тем, все понимают, что это нужно делать. Ребята из этой организации предложили повторно запустить логистические центры. Это позволит тем, кто получает пенсии на карточки «Ощадбанка», через КПВВ внеочередного проезда приобретать украинские товары. Более того, параллельно сейчас разрабатываются изменения в порядок пересечения линии разграничения. Мы хотим увеличить количество товаров, которые могут перевозить физлица, с 50 кг. до 200 кг., а для тех, кто приобретает товары в логистических центрах — до 500 кг.

Анастасия Багалика: Механизм снятия денег в логистических центрах также включает клубок невидимых проблем.

Георгий Тука: Этот механизм существует для всех граждан Украины независимо от территории проживания. Речь идет не о переселенцах, а о тех, кто проживает на оккупированных территориях. Они смогут получать социальные выплаты. Так, например, проживая в Донецке, человек будет получать деньги на карточку, но отоварить он их сможет только в логистических центрах.

Анастасия Багалика: Какие хронологические перспективы у этой идеи?

Георгий Тука: Тяжело сказать. Первым условиям любых действий будет является прекращение огня.

Анастасия Багалика: Какие ближайшие планы у министерства?

Георгий Тука: Первые шаги будут касается формирования штата. Мы не можем нормально функционировать в количестве 4 человек.

Анастасия Багалика: Хотя бы помещение у вас есть?

Георгий Тука: Да, стол у меня от Красного Креста, бумага — от посольства Швеции, а ноутбук, 3 стула и принтер — от ПРОООН.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.