Слушать

В мире чаще будут теракты, за которые никто не возьмет ответственность, — Саакян

15 июля 2016 - 15:11 107
Facebook Twitter Google+
Теракт в Ницце, Керри в Кремле — самые актуальные мировые события последних суток обсуждаем с политологом Олегом Саакяном

Ирина Ромалийская: События в Ницце — теракт ли это?

Олег Саакян: Судя по количеству жертв, характеру, скорее всего, да. Если говорить о том, что никто не взял ответственность, надо понимать, что в сегодняшнем мире все чаще мы будем сталкиваться с терактами, когда не будут брать ответственность те или другие организации. Запускаются сетевые процессы и смысл. А где он найдет отклик, где это выстрелит — порой даже архитектор процесса не знает.

Ирина Ромалийская: Это могла быть самодеятельность человека, поверившего в идею?

Олег Саакян: Инициативность. Думаю, мы будем все чаще сталкиваться с подобным.

Михаил Кукин: А «высшие разумы» и в террористических организациях, и в руководстве стран думают, как это использовать?

Олег Саакян: Безусловно. Это общий тренд развития общества сегодня. В террористическом аспекте — это спорадические появления терактов и некоординированость. Управленческая вертикаль может отсутствовать, может состоять из нескольких сегментов, может быть деперсонифицированной, с помощью информационных ресурсов. Таким образом, запущенная агрессивная идея будет находить отклики у людей, и это может вызывать теракт.

Ирина Ромалийская: Могут ли быть последователи ИГИЛа в Украине?

Олег Саакян: Если говорить об исламском фундаментализме, то в Украине нет для него подспорья. Но мы начинаем иметь дело с православным фундаментализмом. В России выходит публицистика, фильмы — «православный фашизм» и прочее.

Радикализация сегодня касается многих религий. В Украине на сломе нескольких церквей и на фоне противостояния с Россией, мы можем ожидать подобные явления.

Михаил Кукин: После последних терактов политологи усматривают след России, выгоду для нее. Есть и сторонники мнения, что ИГИЛ придуман Россией.

Олег Саакян: То, что ИГИЛ придуман Россией, — подспорье для этого как раз есть. Вплоть до тех известных фамилий, которые с советское время готовились в Крыму, где была база подготовки национальных армий. Мировой заговор отчасти можем искать, а можем не искать. За некоторыми действительно прослеживается «русский след», за другими я бы его не искал. Здесь есть союзничество. Возможно, согласованное, возможно, нет.

Против чего выступает Россия? Локальный уровень: против украинской государственности и государства, которое стремится реализоваться. Второе: против мирового порядка, который сложился после падения Советского Союза.

За что выступает ИГИЛ? Состоятся собственному халифату, изменение сегодняшнего мирового порядка. На глобальном уровне цели сходятся. Использование таких терактов в своих целях будет. Другое дело, является ли Россия архитекторами этих терактов? Тут все сложно, пускай разбираются спецслужбы. Но Россия всегда будет все это цинично использовать в своих целях.

Ирина Ромалийская: После встречи с Путиным Керри заявил: «Мы провели продуктивные переговоры с президентом Путиным, я благодарен ему за это. Нам предстоит теперь проделать огромную домашнюю работу, но я думаю, что есть все возможности, чтобы обеспечить реальное урегулирование», — имеется в виду, ситуации в Украине. Керри назвал разговор достаточно открытым, а Путин был прямым и откровенным. Как вы думаете, что может скрываться за этим достаточно оптимистичным заявлением?

Олег Саакян: Сказать еще сложно. Никто из нас не был там, не слышал, о чем были переговоры.

Михаил Кукин: Говорят, там был Сурков.

Олег Саакян: Понятное дело. Сурков — не меньшая (если не большая) часть того коллективного Путина, чем сам Путин.

Мы понимаем, что Путин — это не один человек, это коллективный образ. Тот Путин, который принимает решение.

Нет достаточно информации, чтобы говорить, о чем могли быть переговоры. Но, скорее всего, есть фактор выборов в США, попыток установить более-менее стабильную ситуацию на этот период. США очень не хотело бы получить эскалацию или «нож в спину» в период выборов. Путин тоже понимает, что ему нужно выиграть немного времени, чтобы на период выборов можно было бы торговаться. Чтобы он выходил с определенной позицией (возможно, с выполненными условно договоренностями) к выбранному президенту США. Еще один, момент, последние встречи США-Россия льстят Путину. Они демонстрируют ему, что он добился цели двуполярного мира. К нему приезжает США, переговариваются.

Михаил Кукин: Параллельно с новостью об этой встрече приходит новость о том, что Комитет по иностранным делам палаты представителей Конгресса принимает резолюцию о поддержке стабильности и демократии в Украине, об усилении санкций против России.

Олег Саакян: Безусловно. Метод «кнута и пряника». Во-вторых, тот же Керри мог сказать: это процессы по инерции, мы не можем ничего сделать, у нас демократия, есть процедура. Но в заявлении четко прочитывается акцентирование на важности двух государств: мы можем в мире сделать что-то вдвоем. Если Россия «прокачивает» эту тему, думаю, это и присутствовало в разговоре.

В целом переговоры не хочется комментировать, потому что это «игра в зазеркалье». Затягивание процесса. И, насколько я понимаю, никто на сегодня не понимает, как его решить так, чтобы всем было хорошо. Очень много параллелей с периодом фашистской Германии — политика относительно Гитлера: как бы не спровоцировать и т.д. Возможно, Европа затягивает из-за того, что Запад вступает в период выборов.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.