Слушать

В отношении к Донбассу доминирует «экономика эмоций», — экономист

19 декабря 2016 - 15:13 264
Facebook Twitter Google+
Разрыва экономических отношений с оккупированными территориями и 100%-й блокады никогда и не было, говорит ученый секретарь Национального института стратегических исследований Александра Ляшенко

О важности восстановления экономических связей между подконтрольными и неподконтрольными территориями, и кто от этого больше выиграет, рассказывает ученый секретарь Национального института стратегических исследований, доктор экономических наук Александра Ляшенко.

Андрей Куликов: Насколько важно восстановить экономические связи между подконтрольными и неподконтрольными территориями? Этот вопрос обсуждается, кто-то говорит, что ни за что не надо этого делать, кто-то, что это жизненно важно. А кто-то, что экономические связи с неподконтрольными территориями и не прерывались?

Александра Ляшенко: Прежде всего хочу сказать о том, что экономические отношения не прерывались. Другое дело, что сегодня доминирует, есть такое понятие, «экономика эмоций» в процессе взаимодействия с временно неподконтрольными Украине территориями. Действительно, пока очень слабо представлен стратегический вектор, есть только тактика. А без стратегических ориентиров она никогда не дает хороших результатов.

К счастью, разрыва экономических отношений не произошло, 100%-й блокады никогда и не было. Это могут подтвердить все, кто пересекает линию разграничения. А с другой стороны, совершенно однозначно то, что при условии полноценного, абсолютно легитимного восстановления взаимоотношений выигрывают обе стороны, и неподконтрольные сейчас территории, и остальная часть Украины.

Андрей Куликов: А насколько выигрывают люди? И кто прежде всего — рядовые граждане, малый и средний бизнес, или сверхбогатые?

Александра Ляшенко: У сверхбогатых своя подушка безопасности, они практически никогда не проигрывают. Я бы говорила о людях, о малом и среднем бизнесе, и о большом бизнесе.

Татьяна Трощинская: Вчера в нашем эфире ветеран батальона «Донбасс» Евгений Шевченко рассказывал, что вместе с коллегами планирует блокировать контрольно-пропускные пункты и железнодорожные пути, через которые проходят продукты питания, алкогольные напитки, сигареты. Эта блокада, по их мнению, — давление по поводу освобождения пленных в «ЛНР» и «ДНР». Насколько эти вопросы связаны?

Александра Ляшенко: Мы говорим о сложной, гибридной войне. И один из ее компонентов — экономический, экономическое давление. Но, помимо незаконности, такой ход ничего хорошего не даст. Когда трафик идет через блокпосты, то все, что запрещено, не везут само по себе. Нет фур, например, только с сигаретами, они всегда везутся с чем-то. Власть будут обвинять в ограничениях и блокаде, но настоящая контрабанда, как была, так и будет продолжаться.

Андрей Куликов: Насколько в понятие восстановления экономических связей входит трудовой элемент? Можем ли мы рассчитывать на то, что поездки через линию разграничения будут осуществляться не только для посещения родственников, получения пенсии, а что люди, которые живут на неподконтрольных территориях будут работать на подконтрольных и наоборот?

Александра Ляшенко: Это очень сложный вопрос. За два с лишним года необъявленной войны трудовая карта распределения ресурсов уже сформировалась. Те, кто выезжали с неподконтрольных территорий и через полгода вернулись — уже и остались там. Те, кто выехал и больше года пробыл на подконтрольной территории уже вряд ли вернутся. Определенная карта уже сложилась.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.