Слушать

В отношении стандартов журналистики мы мигрируем за Россией, — Скляревская

29 июня 2016 - 15:18
FacebookTwitterGoogle+
За 25 лет украинские СМИ не сформировали стандарты работы. Мы пришли к войне абсолютно не готовыми, — говорит журналистка

galyna_sklyarevska.jpg

Галина Скляревская // «Громадське радио»
Галина Скляревская

С Галиной Скляревской, журналисткой «Детектор-медиа», говорим об украинских СМИ и пропаганде.

У микрофона журналисты Михаил Кукин и Елена Терещенко.

Михаил Кукин: Ко Дню Конституции наградили 13 журналистов званием заслуженных. Из них я не знаю никого. Названия изданий подвинули меня к мысли, что наша журналистика во многом является инструментом пропаганды не только из-за войны.

Галина Скляревская: Если награды существуют, то это нужно и тем, кто их получает, и тем, кто ими награждает. Если журналисты приезжают и получают их, значит в этом есть какой-то смысл. В этом есть какой-то инструмент поощрения со стороны власти. Для власти это важно. Путин бесконечно награждает своих приближенных. В маленьком масштабе то же самое происходит у нас.

Елена Терещенко: В зоне АТО сейчас на высоких постах на неподконтрольных территориях находятся заслуженные журналисты Украины. Но у нас нет альтернативы, как, например, Пулитцеровская премия.

Галина Скляревская: У нас вообще практически отсутствует саморегуляция. В нормальном профессиональном сообществе она должна быть. Вопрос, возникший с Еленой Бондаренко, которая была членом НСЖУ, нужно было как-то решить. Человек открыто заявил, что является сторонником одной точки зрения на все происходящее. Автоматически он просто перестает быть журналистом.

Михаил Кукин: Очень многие журналисты объясняют неприятие другой позиции войной.

Галина Скляревская: Право называться журналистом или пропагандистом должно быть как-то разграничено. У каждого журналиста, я уверена, есть своя точка зрения на происходящие события. Есть некий формат, в котором они работают. Если они работают в новостях, то их мнение не должно присутствовать в эфире. Если следовать стандарту BBC, то в новостях вашей позиции не будет.

Мне кажется, что мы медленно мигрируем за Россией в печальном направлении, когда новости становятся аналитикой.

Ведущие новостей становятся рупорами одной идеи.

Михаил Кукин: Это не просто аналитика, а манипуляции.

Галина Скляревская: Нужно всегда помнить, что у пропаганды есть цель. У любых скандалов, сплетен в эфире Шустера целей может не быть. Там слишком много точек зрения, ужасов и криков. Российская пропагандистская машина «заточена» под конкретные цели — объединение нации, торжество «русского мира». У нас этого до сих пор нет.

У нас есть местные, частные интересы каждого собственника, но чтобы сложить это в единую картинку пропаганды, так до сих пор, слава Богу, не было. Возможно, будет.

Елена Терещенко: Одна радиостанция провела опрос, как вы проверяете правду в СМИ. Первый полюс был «все врут», а второй — «если это соответствует моим убеждениям, то правда». Получается, что люди не нуждаются в объективной информации.

Галина Скляревская: Люди нуждаются в информации. Какая она будет, зависит от нас. Украинские медиа давно потеряли цель работать для зрителя, читателя, слушателя. Если бы каждый журналист видел перед собой не редактора, стоящего за ним олигарха, а конкретную бабушку, например, из Василькова. Он отвечает исключительно для этого человека.

Да, журналисту платят зарплату, существует этическая сложность. Но для этого существуют договора, статуты, которыми мы все последние 25 лет не пользовались. Во время войны это стало очевидно. У нас не было сформировано своего стандарта. Мы пришли к войне абсолютно не готовыми.

Дальше мы все начали решать свои задачи, исходя из того, что позволяет нам совесть. Кому-то совесть позволяет предоставлять только одну точку зрения, потому что он считает, что это поможет всей стране. Кому-то совесть позволяет предоставлять 15 ангажированных точек зрения. Выбирают спикеров, которые еще больше раскачают ситуацию.

Выбор решения нужно предоставлять читателю.

Мы очень не доверяем нашим читателям, зрителям и слушателям в том, чтобы они самостоятельно разбирались.

Елена Терещенко: Если в заголовке прозвучит слова «пенсия», «тарифы», смотрят до последней минуты. Речь идет о том, что заставить невозможно. Это сделает рынок.

Галина Скляревская: Можно, если вы решите не зарабатывать посещения и рейтинги. Некоторое время ваш ресурс потеряет, если вы не вынесете в заголовок слово «зрада». Рейтинги оказались более жестким диктатом, чем собственники.

Мне кажется, что все, что выглядит частью украинской пропаганды, сформировано за счет стремления редакции получить больше просмотров.

Михаил Кукин: На радио «Вести» опять поменялось руководство. Главным редактором назначена Ирина Гаврилова, которую обвиняют в разных интернет-изданиях в сепаратистских взглядах, в том, что она работала администрации президента Януковича, что по журналистским стандартам звучит плохо. Многие люди имеют достаточно радикальные проукраинские взгляды. Их никто не очерняет.

Галина Скляревская: Я не знаю о людях, которые имеют достаточно радикальные взгляды и управляют при этом редакцией.

Паспорт и происхождение не определяют ничего. Как будет себя вести Гаврилова в роли шеф-редактора радио, мы не знаем, но знаем, что внутри коллектива сразу же заявили, что эфир будет изменен до неузнаваемости. Нужно посмотреть, что будет происходить с эфиром.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.