В Северодонецке до войны было 100 групп, — участник проекта Dillirium Tremens

10 января 2016 - 00:33 720
Facebook Twitter Google+
Владимир Кузнецов рассказывает, что сейчас тех, кто продолжает активно выступать — чуть больше десятка

Анастасия Багалика: Расскажите о своей группе? Как она была создана? Вы играете в стиле грайндкор?

Владимир Кузнецов: Не совсем так. Когда этот проект стартовал — это было в тренде. Тогда проводилось очень много концертов, фестивалей. Тяжелая музыка была на подъеме, сейчас этого нет.

В чистом виде грайндкор мы не играли никогда. Это очень тяжелая музыка.

Наталка Соколенко: А тексты о чем?

Владимир Кузнецов: Мы начинали с бытовых текстов, связанных с бытовым пьянством. Наша первая песня была «Борщ и сало». Это было обращение к жене, которая не приготовила еду.

Наталка Соколенко: Какие площадки у вас были в Северодонецке? Кто эти люди, которые объединились в группу Dillirium Tremens?

Владимир Кузнецов: Северодонецк — это котел андеграунд-музыки. На 130 тысяч населения было больше ста групп. Нас было больше 10 человек, у нас было несколько проектов, которые существовали параллельно.

Все рождалось как шутка, развлечение. Нас могли посадить. Мы распивали водку на сцене, поливали водкой зрителей, но мы там были далеко не самыми страшными.

Наталка Соколенко: Сейчас такого рода концерты есть?

Владимир Кузнецов: Сейчас состояние плачевное. Много людей уехало, много находится в неподходящем моральном состоянии. В 2014 году наш проект находился в коме. Мы все оставались в городе, но было сильно психологическое давление.

До этого Донбасс был постсоветским. Когда разделение произошло, люди разделились на тех, кто хочет быть украинцами с культурой и корнями, и тех, кто украинцами быть не хочет.

Это расстроило отношения везде, и в музыкальной среде тоже.

Сейчас функционирует максимум 10 групп.

Анастасия Багалика: У вас есть и другой проект. Там совсем другая музыкальная направленность.

Владимир Кузнецов: Это джазовый стандарт. Махинатор — это то, с чего начиналось мое появление в данной музыкальной среде. Я просто пришел на репетицию, взял в руки бас-гитару, сыграл, и нам очень понравилось. Так появился «Махинатор», как проект. Два человека: барабанщик и гитарист.

Анастасия Багалика: Как там ребята в Донецке? Они творят? И что творят?

Владимир Кузнецов: Мне известно достаточно мало. Знаю одну группу, они выступают в Донецке до сих пор. В Луганске рок-клуб быстро перекрасился. Они объявили себя республиканским клубом. Там состояние еще плачевнее, чем у нас.

Анастасия Багалика: Какую украинскую музыку вы слушаете?

Владимир Кузнецов: «Вопли Видоплясова», «Табула Раса», «ТНК», «Тінь Сонця».

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.