Слушать

В современной России узнать о реалиях позволяют только суды и война, — российский журналист

25 июля 2017 - 20:20 209
Facebook Twitter Google+
О политических судебных процессах в Крыму и о жизни на аннексированном полуострове расспрашиваем Антона Наумлюка

В студии Громадського Радио — российский журналист Антон Наумлюк.

Михаил Кукин: Имеют ли все эти разные дела сходные черты?

Антон Наумлюк: Это политические дела. Если бы не было аннексии, не было присутствия российских властей там, российской правоохранительной системы, эти дела не возникли бы. Отношение к Хизб ут-Тахрир и украинских силовиков всегда было очень непростым, но они не были запрещены.

Очень слабая подготовка обвинения. Следствие практически во всех делах отработало отвратительно. Обвинения разваливаются еще до работы адвокатов, как мы сейчас можем это наблюдать в деле Ильми Умерова. Его обвиняют в сепаратизме за интервью телеканалу «АТR». Его перевели с крымскотатарского с ошибками. По всей видимости, следователь, который вел это дело, для того, чтобы какую-то базу подвести, переписывал перевод. Когда в суде мы начали слушать перевод в синхроне, стало понятно, что многих слов, которых следователь ввел в оборот, просто нет.

Адвокаты еще не преступили к работе. Дело фактически разваливается. Я надеюсь, что оно будет направлено на допследствие и там же будет похоронено.

Михаил Кукин: Печально, что всем подследственным приходится проводить все это время в симферопольском СИЗО.

Антон Наумлюк: К счастью, за это лето мы наблюдали некоторые изменения. Не скажу, что это положительные тенденции, но случаи возвращения из СИЗО хотя бы под домашний арест двух фигурантов «дела 26 февраля» были.

Михаил Кукин: По делу Чийгоза был интересный допрос Константинова. Из пересказа я понял, что он сказал все, что хотел. Никому не дали спросить то, на что он не хотел отвечать.

Антон Наумлюк: Чийгоз, на мой взгляд, выбрал рискованную, но очень выигрышную позицию: он настоял на допросе всех лиц, зная, что они будут давать показания против него. Допросили Константинова, Аксенова, Заура Смирнова, который возглавляет комитет по делам национальности.

Чийгоз понимал, что против него будут даваться показания, но он настоял, несколько раз пояснял коллегии судей, какие люди фабриковали это дело, на каких показаниях строится это дело. Когда это записано следователем, то все вычищено, аккуратно, а когда человек приходит в суд с таким уровнем разговорной речи, оценки событий, как у Константинова или Аксенова, то понятно, что они наговорят много лишнего. Но «много лишнего» — это та картина, которая на самом деле была в Крыму в 2014 году. Они фактически рассказывали всю подноготную: кто с кем вел переговоры, как Константинов летал в Москву, с кем там общался, как Янукович согласовывал Аксенова на пост главы Крыма.

Михаил Кукин: Насколько я понимаю, в Украине, России, в мире весьма устали от этой темы.

Антон Наумлюк: Как журналист я могу сказать, что интерес катастрофически упал. Его очень тяжело поддерживать. Если раньше разные издания с удовольствием брали репортажи по каждому заседанию, то теперь редакции заинтересованы в обзорах всех судебных процессов за неделю.

В России нет политики, крупного бизнеса, который можно обсуждать, о котором мы что-то знаем. Мы не знаем, как принимаются управленческие решения, как происходят кадровые перестановки. В медийном пространстве в России остаются две темы — суды и война. Это единственные темы, через которые мы можем объективно описывать реальность.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.