В Украине стартовал правозащитный медиапроект «Look at UA»

22 октября 2016 - 19:49 265
Facebook Twitter Google+
Как этот проект может помочь людям?

Об этом расскажут основатели медиапортала – блогер Шерман Дрозд и луганский журналист Денис Киркач.

Дмитрий Тузов: Как этот проект может помочь людям?

Денис Киркач: Идея нашего проекта родилась на кухне. Мы говорили о том, что, с одной стороны, у нас есть гуманизм и общечеловеческие ценности, а, с другой стороны, у нас есть национализм и нетерпимость. Кроме того, для ряда СМИ некоторые темы являются неудобными.

Дмитрий Тузов: Каких тем избегают СМИ?

Денис Киркач: Хочу отметить, что главный редактор нашего сайта будет переизбираться каждые 3 месяца. Материал нынешнего главного редактора сайта Никиты Пидгоры касался того, как на западной Украине симпатики УПЦ киевского патриархата захватывают церкви, принадлежащие УПЦ московского патриархата. Мы предложили материал ряду изданий. Они мягко и тактично отказались, мол, это неформат. Для нас неформата не будет.

Ирина Сампан: О чем еще вы будете писать?

Денис Киркач: Об ущемлении кого-либо по каким-либо признакам. В том числе – и о правах русскоязычных. Сейчас об этом говорить не принято. Все чаще в обществе звучат тезисы о языке оккупанта. Меня, как русскоязычного уроженца Донбасса и в то же время гражданина Украины, это задевает.

Ирина Сампан: Будете ли вы подымать вопросы насчет дискриминации переселенцев? Проект предусматривает предоставление помощи?

Денис Киркач: Мы сейчас создаем сеть дружественных СМИ и правозащитных организаций для того, чтобы в дальнейшем мы могли не только публиковать материалы, но и оказывать помощь людям.   

Шерман Дрозд: На нашем сайте вы можете найти материал о проблемах получения переселенцами пенсий и социальной помощи. Эти проблемы связаны с получением справки ВПЛ.  

Дмитрий Тузов: Было время, когда ее отменяли.

Шерман Дрозд: Да, ее отменяли, но появилось новое постановление Кабмина. Переселенцы, которые работают и платят налоги, сталкиваются с проблемами, с которыми сталкиваться не должны. Получение справки сейчас возможно только после того, как инспектор из Министерства соцполитики придет с проверкой на дом. Инспекторы выбирают удобное для себя время и ставят условия таким образом, что человек должен выбирать между получением соцпомощи и работой. Некоторые пенсионеры говорят, что им приходится выбирать между тем, чтобы ехать на операцию и тем, чтобы ждать инспектора. Мы будем все это освещать и информировать граждан о таких прецедентах.  

Дмитрий Тузов: Какие еще проблемы вы видите в сфере нарушении прав человека?

Денис Киркач: Справки переселенцев я часто сравниваю с желтой звездой Давида во времена немецкой оккупации. Мы – такие же граждане Украины, как и остальные, но мы лишены права участвовать в местных выборах.  

Ирина Сампан: Как вы можете в этом помочь переселенцам?

Денис Киркач: Мы можем писать, трубить и констатировать.

Дмитрий Тузов: Вы говорите о том, что происходит на подконтрольных Украине территориях. Будете ли вы каким-то образом освещать то, что происходит на оккупированных территориях?

Денис Киркач: Непременно.

Шерман Дрозд: Мы сотрудничаем с правозащитными группами. Павел Лисянский из Восточной правозащитной группы предоставляет ужасающую информацию, например, о том, что тюрьмы на территории так называемых республик превращаются в ГУЛАГи. Людей там заставляют работать под угрозой пыток.

Ирина Сампан: Проект появился потому что у нас мало таких организаций или потому что вы по-другому не можете?

Денис Киркач: С одной стороны, темы сексуальных меньшинств, абортов и феминистического движения, которые мы будем освещать, – не совсем удобны для других медиа. С другой стороны, мы не можем об этом не писать.

Шерман Дрозд: Мы хотели сделать образовательный, социальный и культурологический проект. Современные украинские СМИ определяют для себя несколько тем, касающихся прав человека, мы же хотим освещать тему прав человека в целом. Сейчас, например, в Украине появился законопроект, ожесточающий процедуру реализации права на проведения мирных собраний.

Дмитрий Тузов: Кто продвигает этот законопроект?

Шерман Дрозд: Клюев, если я не ошибаюсь.

Ирина Сампан: Тяжело ли было запустить проект? С чего вы начинали?

Денис Киркач: Наш костяк – 5 человек. Каждый из нас имеет основную работу. Начиналось все с желания и энтузиазма.

Дмитрий Тузов: С какими правозащитными группами вы контактируете?

Денис Киркач: Например, с Луганской правозащитной группой. Сейчас выходим на контакт с Хельсинской правозащитной группой.

Дмитрий Тузов: Планируете ли вы коммуницировать с правоохранителями или законодателями?

Шерман Дрозд: Конечно. Сейчас нам нужна поддержка для того, чтобы в дальнейшем мы смогли мобилизовать граждан для проведения какого-то митинга, например. Проблема заключается еще в том, что часто, когда депутатам предлагают альтернативные законопроекты, они их просто отсекают. Любые законопроекты у нас принимаются в интересах власть имущих. Наша задача – бороться с этим, освещать нарушения и предлагать альтернативу.

Дмитрий Тузов: Существуют ли в Украине вопиющие факты нарушения прав человека?

Денис Киркач: Еще до войны я писал о пытках, которые проводили представители луганской милиции. Выше я приводил пример материала о захвате церквей. Это нарушение конституции, которая предполагает свободу вероисповедания.

Дмитрий Тузов: Может быть, это было решением местной громады, что является легитимным.

Денис Киркач: На решение громады это не походило.

Шерман Дрозд: В том же Почаеве скандалы с УПЦ МП носят давний характер. Я сталкивался с историями о том, что священники УПЦ МП планировали украсть благотворную икону. Я считаю, что в таких случаях ответственность должны нести как представители УПЦ МП, так и представители УПЦ КП

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.