«Важно, чтобы на суды над украинскими заключенными в РФ ездили наши журналисты», — оператор СТБ

07 декабря 2015 - 16:41 121
Facebook Twitter Google+
Александр Хоменко, оператор телеканала СТБ, рассказал о задержаниях группы телеканала российскими пограничниками, и почему так важно ездить на суд по делу Надежды Савченко

Татьяна Курманова: Долго вы там были?

Александр Хоменко: На самом деле очень долго.

Татьяна Курманова: Вспомним, что вы уже неоднократно ездили на суд по Надежде Савченко.

Александр Хоменко: Я второй раз ездил. Первый раз был в сентябре. Там тоже у нас возникли проблемы с пересечением границы.

Татьяна Курманова: Были об этом сообщения и новости. Писали, что вы были на допросе и вам вызывали консула.

Александр Хоменко: Да, мы созванивались с консулом, потому что непонятно было: проедем мы или нет. Второй раз мы вызывали адвоката — это было уже в Донецке. Нас остановили на улице и потребовали документы. Мы показали паспорта, миграционные карты. Они усомнились в их подлинности и запросили экспертизу.

Анастасия Багалика: Я так понимаю, что сложно украинским журналистам приехать в Россию, и там легально снимать?

Александр Хоменко: Как выяснилось, да. Скорей всего, это делается для того, чтобы мы в следующий раз подумали перед поездкой. У меня других объяснений нет.

Анастасия Багалика: Вы в Донецке Ростовской области, были не впервые? Как вы считаете, ситуация как-то меняется?

Александр Хоменко: Говорить о каких-то решениях мало, потому что, если я не ошибаюсь, с этой недели адвокаты должны приглашать своих свидетелей. В суде было продемонстрировано видео с камеры оператора, который остался в живых, без звука. А все те эксперты, которые ссылались на то, что Савченко могла корректировать огонь, говорят, что, судя по свисту взрывов, это могла делать она. Звука не было, в суде никто не услышал. Все, что пытаются делать адвокаты — отклоняется.

Татьяна Курманова: Вам строят разные преграды, чтобы отбить желание ездить на судебные заседания?

Александр Хоменко: Очень похоже на это. На процессе я не пересекался ни с одним каналом: ни с российским, ни с украинским.

Ехать хочется, потому что надо работать, постоянно быть там. Консулы говорят, что когда присутствует пресса, они как-то напрягаются. А сталкиваться с российской системой проезда не очень хочется.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.