Верим, что нужно искать взаимопонимание между гражданами, — Павел Викнянский

01 мая 2017 - 23:29 202
Facebook Twitter Google+
Один из лидеров левого молодежного движения, председатель ВГМО «Студенческая республика» Павел Викнянский рассказывает об акциях на Первомай в Киеве - почему на этот раз в столице обошлось без драки

Андрей Куликов: Итак, сегодня в Киеве состоялись относительно массовые — не 50 тысяч как заявляли, но по крайней мере две тысячи (я видел собственными глазами участников), демонстрация Социал-Демократической партии и митинг партии «Социалисты». О них довольно много и подробно сообщают, а вот «Студенческая республика» и представители других молодежных студенческих движений отмечали Первое мая так, что особенно их никто не заметил. Но с утра я видел Павла Викнянского, председателя Всеукраинского молодежного объединения «Студенческая республика», и пригласил его в студию, потому что очень уж необычным показалось мне то место и то действие, которое совершал Павел Викнянский.

Почему именно 1-го мая Вы считали необходимым положить цветы на то место, где погиб Павел Шеремет?

Павел Викнянский: Добрый день. Международный день солидарности трудящихся, 1 мая, собственно говоря это день солидарности, а значит, что все прогрессивные силы в украинском обществе должны продемонстрировать, что мы объединяемся ради благих целей, как мы говорим: «За модернизацию». Но это всегда, безусловно, означает все-таки собрать камни, посмотреть, что у нас происходило и происходит до сих пор.

Одна из огромнейших проблем, помимо социально-экономического кризиса, обнищания народа, — не произошло облегчения, как все мы думали после Евромайдана со свободой слова. Свидетельство этому – безнаказанные, наглые убийства и Олеся Бузины, и Павла Шеремета.

И мы решили в этот день, когда люди обращаются, и не только мы, но и люди во всем мире обращаются к прогрессу, к попытке проанализировать почему, собственно говоря, происходит так, а не иначе, акцентировать внимание на вот этих узких точках. Хотя, конечно же, не только это.

Это, конечно же, и смерть Небесной Сотни. До сих пор никто не наказан и с каждым днем надежда все более и более пропадает. А также мы в проявленном свете в одну схему ввели то, что мы критикуем. Каким образом в Украине происходит декоммунизация, по-варварски, по-вандальски, мы бы даже, наверное, сказали.

И мы возложили также цветочки к уничтоженным монументам. Они всегда, с правовой точки зрения, безукоризненно убраны? Потом шли к памятнику Щорса. Потому что это все звенья одной цепи.

Варварство – это не только насилие, это не только развязанная война на Донбассе, это не только политика и аннексия. Это грубая политика внутри страны, когда не видят человека, не видят справедливости, когда Печерские холмы улетели куда-то далеко не в космос, а в другую галактику. А люди живут совершенно другим миром. Мы это кстати сегодня видели на митинге. Что проблемы людей они совершенно другие, чем часто говорится в украинском телевизоре.

Андрей Куликов: О митингах еще поговорим. Но что означает «развязанная на Донбассе война»? Кто ее развязал, по Вашему мнению?

Павел Викнянский: По нашему представлению, Донбасс – это как, знаете, когда человек очень сильно болен раком, или у него уже серьезная стадия СПИДа, то болячка лезет где угодно. И можно, конечно, попытаться поиграть в конспирологию или в такую геополитику, не нравится мне это слово, но попытаться кого-то обвинить.

Я считаю, и мы в принципе считаем, что для того, чтобы найти решение вопроса, надо разобраться в самих себе. Свидетельство неправильного государственного строения в Украине – война на Донбассе. Не только потому что слаба армия, не только потому, что спецслужбы предали, но и потому, что мы не сумели в стране отстроить настоящий гражданский диалог. И до сих пор мы упорствуем, и у власти не получается. Гражданское общество, вы правильно сказали, разобщено.

Андрей Куликов: И все-таки, Павел, Вы не отвечаете на мой прямо поставленный вопрос. Кто, по Вашему мнению, развязал войну?

Павел Викнянский: Войну на Донбассе развязали местные сепаратиствующие группы при вооружённой и другой поддержке со стороны бывших наших стратегических партнеров. При попустительстве нынешней власти, а я уверен, и сговоре с ней.

Андрей Куликов: То, что Вы возложили цветы и на месте гибели Олега Бузины, и на месте гибели Павла Шеремета —  эти два человека имеют, прямо скажем, противоположное значение и по-разному совершенно их воспринимают многие украинцы. Это что – попытка искать взаимопонимания даже среди кардинально противоположных людей или, скажем так, просто попытка привлечь внимание к «Студенческой республике» необычностью действия?

Павел Викнянский: Точно, не как сейчас говорят, попытка отыскать хайп, иначе мы бы анонсировали эту акцию широко. Мы вообще нигде об этом не писали, она такая внутренняя.

Мы вот вас пригласили, потому что так сложились обстоятельства. Нет, мы действительно во многом наивно, во многом фанатично верим в то, что необходимо несмотря на разные взгляды у граждан Украины, искать взаимопонимание. Как бы это не было, ключевое слово «больно», это делать. Иначе мы потеряем страну.

Андрей Куликов: И кто же Вас более всего критикует за подобные намерения?

Павел Викнянский: Было бы интереснее рассказать, кто нас хвалит.

Андрей Куликов: Тогда расскажите, кто хвалит. Тоже может быть показательно.

Павел Викнянский: Да, какое-то ограниченное количество, как Руслан Коцаба придумал термин «адекватников» — людей, которые сохранили еще остатки какого-то критического мышления и пытаются непредвзято и без каких-то там заготовок подойти к тому, что происходит в Украине. А кто атакует? Мы невъездные, и я в частности, на неподконтрольной территории, и понятное дело в России. Мы здесь враги, то же самое на нас набрасываются здесь, что мы недостаточно, или вообще, не патриоты.

Андрей Куликов: Павел, итак сегодня молодые представители левых сил (если не левых, вы меня поправьте, но я вас воспринимаю, как людей левых убеждений) были на месте гибели Олега Бузины, на месте гибели Павла Шеремета, у памятника Щорса, кажется, у бывшего памятника Боженко и еще кое-где.

Павел Викнянский: Мануильскому.

Андрей Куликов: Если Вас так критикуют со всех сторон, то логично допустить, что Вас пыталась либо полиция разогнать, либо какие-то политические противники на Вас напасть. Тем более в некоторых городах Украины состоялись стычки, еще утром мы рассказывали, что с выкриками «Україна понад усе!» і «Комуняку на гілляку!», некие молодчики из организации С14, неизвестные до того, в Виннице напали на участников первомайского митинга, в основном пожилых людей. Вот в Харькове лидеру одной из политических партий брызнули из баллончика в лицо. И в Днепре состоялись стычки между сторонниками «отмечать» и «не отмечать» Первое мая. Что в Киеве?

Павел Викнянский: На этот раз все обошлось. Хотя мы достаточно активно с нашими партнерами по проведению данного массового мероприятия подошли к вопросу обеспечения безопасности, защиты, отработали вопросы с силовыми структурами, чтобы было все «окей». Раньше, конечно же, безусловно, было множество примеров, когда ультраправые молодчики (тяжело мне их назвать активистами) нападают, обижают, оскорбляют, бьют и жестоко избивают представителей других каких-то политических убеждений либо взглядов.

Не так давно Стас Сергиенко, известный левый активист был изрезан, это все снималось на камеру. Почему сейчас, мне кажется, более-менее все это обошлось? Людей, удивительно, было много. Очень много было идейных людей, на самом деле убежденных левых. Это сотни тысяч людей — социалистов, коммунистов, социал-демократов, центристов украинских.

Андрей Куликов: Это Вы сейчас о каком митинге ведете речь?

Павел Викнянский: Об обоих митингах я говорю.

Андрей Куликов: То есть и СДП и Социалистов?

Павел Викнянский: Социалисты, мы, примкнувшие, разные профсоюзы. Тему определенного не-единения левых сил необходимо обсуждать отдельно. А сейчас почему так произошло? Мне кажется, второе объяснение. Не только потому, что было много людей, и как капля в море здесь были молодчики. А потому что впереди «Евровидение». Спецслужбы все-таки постарались все так организовать и отработать, чтобы не было провокаций.

Андрей Куликов: Сегодня в разговоре с Александрой Решмедиловой, политологом, я вот тоже высказал мнение, что сегодняшнее событие и проведение различных митингов и то, что представителей некоторых традиционных левых политических сил мы и не увидели, свидетельствует о разобщенности и растерянности украинских левых. Что в этом плане могут предложить старшим товарищам молодые социалисты? Молодые левые?

Павел Викнянский: Во-первых, наше предложение как «Студенческой республики» и как политической партии в том, чтобы не избегать острых вопросов, содержательной полемики и там, где нужно находиться вместе с людьми, быть с людьми.

Поэтому мы сегодня не особо выбирали, где нам учавствовать, в каком из нескольких митингов.  К нам постучались и пригласили. Туда мы, собственно говоря, и пошли. Со стороны Каплина не постучались и не предложили.

Сокращенную текстовую версию разговора подготовила Ольга Лукьянчук.

Цю публікацію створено за допомогою Європейського Фонду Підтримки Демократії (EED). Зміст публікації не обов’язково віддзеркалює позицію EED і є предметом виключної відповідальності автора(ів). 
Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.