Виновные в раскрытии личных данных ВПЛ должны быть наказаны, — правозащитница

22 августа 2016 - 07:06 381
Facebook Twitter Google+
Как в Рубежном работники соцслужбы нарушали закон о персональных данных в отношении переселенцев? Что делать, если вы стали жертвой такого правонарушения?

С народным депутатом Натальей Веселовой, которая недавно побывала в Рубежном, говорим о том, что там соцслужбы публикуют личные данные переселенцев прямо на домах и подъездах. Что делать, если вы обнаружили свои данные в этих списках? Ситуацию комментирует юрист Харьковской правозащитной группы Наталья Охотникова.

Алена Бадюк: Расскажите подробнее об инциденте.

Наталья Веселова: Во время поездки по Донбассу я увидела эти списки на подъездах своими глазами. Я сделала фото, выложила его в Сеть и сообщила об этом Валерии Лутковской, а также представителям Луганской обладминистрации. Реакция была моментальной. Валерия Лутковская сразу взяла информацию во внимание. Мы созвонились с Ольгой Лишек – заместителем губернатора Луганской области, она тут же связалась с департаментом соцзащиты. Начальник управления соцзащиты в Рубежном был уведомлен о том, что такие методы проверки переселенцев являются неприемлемыми. Мне сообщили о том, что списки уже сняты, но эти случаи не единичны. Такая же ситуация была в Бердянске, когда вывешивали списки с указанием адреса проживания переселенца и предлагали людям проверить, не зарегистрирован ли у них этот переселенец. Для того, чтобы это имело эффект, людей пугают тем, что переселенцы могли у них прописаться.

В Рубежном мне удалось пообщаться с женщиной, которая раздавала эти бланки. Она убеждала нас в том, что переселенцы без ведома могли прописаться в квартире. Я уточнила, понимает ли она разницу между пропиской и регистрацией управления труда и соцзащиты. Прописка указывает на то, что человек является совладельцем жилья. Если человек указывает этот адрес как фактическое место проживание, это значит, что он не имеет права на это жилье по истечению какого-то времени. Все она прекрасно понимала, но, поскольку этот дом был в управлении ОСББ, ОСББ таким способом хотело решить свои проблемы.

Эта ситуация будет продолжатся, и мы еще не раз услышим о подобных инцидентах.

Управлениям труда и соцзащиты дается негласная задача сокращать количество зарегистрированных переселенцев.

Алена Бадюк: Можно ли определить виновных? Какая ответственность предусматривается за такие действия?

Наталья Веселова: Юридической частью вопроса занимается Валерия Лутковская. Последствия предусмотрены за нарушение закона о персональных данных.

К разговору присоединяется юрист Харьковской правозащитной группы Наталья Охотникова.

Валентина Троян: Как быть людям, которые попали в эти списки?

Наталья Охотникова: Это однозначно является нарушением прав человека. Даже если переселенцы подписывали письменное согласие на то, чтобы управление труда и соцзащиты хранило данные о том, что они являются переселенцами, никто из них не давал разрешение на разглашение своих персональных данных. Это немыслимо и противозаконно.  

Если кто-кто из пострадавших слушает программу, я советую обращаться с письменной просьбой о неразглашении этих данных. Если данные уже разглашены, нужно обратится в правоохранительные органы с заявлением о преступлении. Обязательно нужно указать, что таким образом вам был нанесен ущерб.

За эти 2 года наше государство настолько запугало некоторых переселенцев, что они боятся обращаться куда-то для защиты своих интересов. Люди даже не всегда понимают, что произошло преступление.

Алена Бадюк: Кто виновен в том, что эти списки были обнародованы?

Наталья Охотникова: Существовала определенная база, обработкой данных из которой занимались определенные лица. Они ответственны за сбор данных и сохранение тайны. Для того, чтобы расследование началось, нужно, чтобы один или несколько человек написали заявление в правоохранительные органы. 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.