Слушать

Волонтер: Украина ушла с ТВ — многие россияне думаю, что война закончилась

19 ноября 2016 - 21:28
FacebookTwitterGoogle+
Общественный деятель из России Варвара Даревская ездит на неподконтрольные территории и возит жителям письма от россиян, украинцев и наоборот

Волонтер, общественный деятель, блогер Варвара Даревская рассказывает о своей деятельности и настроениях на неподконтрольной части Донбасса.

Ирина Ромалийская: Вы у нас были прошлой зимой. Что произошло за этот год?

Варвара Даревская: Я научилась отправлять гуманитарную помощь на Донбасс прямо из Москвы. Мы это уже делали в ноябре. Отправим еще. Также я нашла психологов, которые готовы работать с пострадавшими в военном конфликте бесплатно по Facebook. Запросов пока меньше, чем психологов.

Татьяна Курманова: Вас часто критикуют за письма, которые вы возите. Как вы относитесь к этой критике?

Варвара Даревская: В чем-то они правы. Последняя критика была насчет того, как я пересекаю границы. Я еду из Москвы. Сажусь на автобус, например, «Москва – Луганск». Через 16 часов он привозит меня. По дороге я пересекаю то место, которое было российско-украинской границей. Российские пограничники воспринимают ее как российско-украинскую границу. Они ставят штампики, что я выезжаю за границу. На этом же пункте украинцы, которые едут с паспортом «ЛНР» проехать не могут, они могут проехать с паспортом Украины.

Ирина Ромалийская: Вы ездите только в так называемые «ЛНР», «ДНР» или и в Крым тоже?

Варвара Даревская: Нет, в Крым я еще не ездила.

Татьяна Курманова: А собираетесь?

Варвара Даревская: Пока я не вижу причины туда ехать.

Ирина Ромалийская: А зачем вы ездите в псевдореспублики?

Варвара Даревская: Там меня ждут люди, меня зовут. Я туда отправляю помощь.

Татьяна Курманова: Каким образом вы оставляете письма?

Варвара Даревская: Есть адресаты, которые переписываются с моей помощью. Чаще всего это происходит из рук в руки. Иногда я кому-то оставляю десяток писем, люди распространяют их по своим знакомым.

Ирина Ромалийская: Что пишут в письмах?

Варвара Даревская: Я прошу избегать агрессии. Письма не должны нести агрессию. Они очень стараются, но обид много. Между Россией и Донбассом нет обиды. Звучит обида Украины на Донбасс и Донбасса на Украину.

Украина стала вести себя по-другому с Донбассом. Люди это чувствуют, они на это обижены, потому что считали себя частью Украины. А здесь начинают думать, наши они или не наши.

Татьяна Курманова: Не считаете ли вы себя борцом с мельницами?

Варвара Даревская: Да, считаю.

Ирина Ромалийская: По вашему внутреннему ощущению, за этот год разделение между жителями подконтрольных и неподконтрольных территорий стало больше?

Варвара Даревская: На мой взгляд, стало больше. Уже два года идет война. Невозможно жить и ждать, что сейчас всех освободят. Они понимают, что как-то должны выживать в этой ситуации.

Ирина Ромалийская: Там еще есть настроения о присоединения к России?

Варвара Даревская: Всегда есть люди, которые об это мечтают. В «ЛНР» им это обещают почти каждую неделю по местным радиостанциям и телеканалам.

Ирина Ромалийская: Аргументы о том, что даже Россия не признала «ЛНР», «ДНР» они не слышат?

Варвара Даревская: Кто-то слышит, кто-то не слышит, кто-то верит в то, что хочет.

Ирина Ромалийская: Какая часть жителей Донбасса хочет единой Украины?

Варвара Даревская: Довольно много людей с этим согласны. Есть те, кто активно хочет, есть те, которых это устраивает.

Есть те, кто активно не хочет. Есть люди, которые были за Украину, а теперь – активно против из-за обид.

Я знаю тех людей, которые были против единой Украины, а сейчас им все равно.

Ирина Ромалийская: Отношение россиян к тому, что происходит на Донбассе, изменилось?

Варвара Даревская: Изменилось. Украина исчезла из наших новостей. Большинство уверены, что война закончилась.

Человеческое отношение к украинцам всегда было хорошее, кроме небольшого периода зомбирования.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.