Слушать

Волынец: на диалог в вопросе спасения детей в «ЛНР» идут, а в Донецке — нет

12 апреля 2016 - 21:07 624
Facebook Twitter Google+
О детях в Луганской и Донецкой областях рассказывает эксперт по вопросам защиты прав детей Людмила Волынец, которая сейчас находится в многодневной поездке в зоне АТО

dity_u_shkoli_novgorodskogo_0_0.jpg

Діти у школі Новгородського // «Громадське радіо»
Діти у школі Новгородського

Андрей Куликов: Чем обстановка в Донецкой области отличается от Луганской?

Людмила Волынец: В Луганской области есть некоторый контакт между оккупированной и не оккупированной территорией, когда речь идет о спасении конкретного ребенка. Власти «ДНР» на такой контакт не идут.

Что объединяет эти две территории — огромный недостаток законодательной базы о детях, которые стали сиротами в следствие войны.

Андрей Куликов: В Лысычанске вы принимали участие в форуме «Восстановление Донбасса», где я вас встретил очень воодушевленной после поездки — где вы были?

Людмила Волынец: В этот день я была в центре социально-психологической реабилитации детей. Из ранее существовавших 12 таких центров, остался только один. Мы ездили смотреть на сколько он соответствует детям, которые живут в военное, а не мирное время. Таких центров катастрофически не хватает.

Андрей Куликов: В октябре 2015 года в интервью вы сказали, что детская тема отступила на задний план. На сколько с тех пор изменилась ситуация?

Людмила Волынец: К сожалению, в смысле решений государственной власти сегодня мало позитива, несмотря на то, что недавно были приняты дополнения к многим законам и определено понятие «ребенок, который стал жертвой вооруженного конфликта.

Тем не менее, моя практика здесь говорит о том, что не хватает законодательства. Минсоцполитики не успевает за изменениями, которые происходят. Что касается местных властей — все зависит от конкретного места.

Андрей Куликов: Вы работали на разных должностях, связанных с защитой прав детей — от министерства до руководителя офиса уполномоченного по правам детей. Где работа была самой эффективной?

Людмила Волынец: Очень тяжело, но результативно было, когда я возглавляла Государственный департамент по усыновлению и защите прав ребенка. Мы понимали каждый день, за пять лет приняли 154 нормативно-правовых актов, которые реально улучшали положение детей.

Сегодня не хватает того, чтобы департамент по защите детей министерства социальной политики работал более профессионально.

Андрей Куликов: На сколько удается найти общий язык по вопросам детей представителям разных политических сил в местных управлениях?

Людмила Волынец: К сожалению, политические приоритеты присутствуют. Сказать, что тема детства свободна от политических интриг невозможно. Очень много пиара на детстве. Очень много законодательной активности, которая не приведет к улучшению условий для детей. В то же время, критически важные законы не принимаются.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.