Слушать

Восьмая часть ВСУ постоянно в состоянии боевой готовности, — Якубец

14 августа 2016 - 19:55 103
Facebook Twitter Google+
Держать армию все время в повышенной готовности (или более высокой степени готовности, чем повседневная) очень трудно. Это возможно только в состоянии войны, — экс-начальник аэромобильных войск

О ситуации на линии столкновения, уровне готовности вооруженных сил и об опасности широкомасштабного наступления говорим с экс-начальником аэромобильных войск ВСУ Иваном Якубцом.

unnamed_15.jpg

Иван Якубец // «Громадське радио»
Иван Якубец

Алексей Бурлаков: Спикер Администрации президента по вопросам АТО Александр Мотузяник говорил об увеличении обстрелов, обострении ситуации на линии столкновения. На границе с Крымом ситуация тоже уплотняется, но, как сообщают «Крым. Реалии» пункты пропуска открыты. Как складывается ситуация?

Иван Якубец: Ситуация непростая в военно-политическом плане. Россия использует временный успех, который она достигла, склонив Турцию на свою сторону. Идет выборная гонка в Америке, поэтому они менее активны в отношении России и Европы. В-третьих, большой удар морального плана по ЕС с выходом Великобритании из его состава. И четвертое — хлынула волна переселенцев в Европу, среди которых ожидали большое количество людей, которые могут готовить теракты.

Алексей Бурлаков: Президент поручил привести армию в повышенную боевую готовность несколько дней назад, но она и так была в повышенной готовности? Или это разное?

Иван Якубец: Держать армию все время в повышенной готовности (или более высокой степени готовности, чем повседневная) очень трудно. Это возможно только в состоянии войны. Поскольку де-юре у нас отсутствует понятие войны в Украине, введение военного положения на территории Украины, вооруженные силы находятся не в состоянии повышенной боеготовности.

Надо разделить, какое количество вооруженных сил в зоне АТО, а какое за пределами. В зоне АТО порядка 30 000, а ВСУ сегодня 240-250 тысяч. Находится восьмая часть. Те, кто находится на переднем крае — батальоны первого эшелона. Они в постоянной готовности, потому что каждые пять минут может быть огневой бой или действия противника. Все остальные находятся на более низких уровнях готовности. Это нормально и должно быть в тех условиях, которыми наши политики зарядили армию для проведения АТО. Но это ненормально для взаимоотношений Украины и России, для решения вопроса по Донбассу, для борьбы с сепаратизмом, ненормально в положении, что у нас Крым оккупирован.

Ольга Веснянка: Нужно ли боевую готовность делать постоянно?  И какая в этом роль Высокомобильных войск Украины?

Иван Якубец: Если существует нормативное положение в ВСУ, утвержденное ВРУ и президентом, министром обороны, которое определяет уровни военной готовности войск, в том числе, задачи, которые должны выполнятся в ходе этой степени готовности, как только задача будет выполнена, степень готовности сразу начинает понижаться.

Например, угрозы политического руководства России пройдут, а после угроз неделька-другая ничего не случится, то по всей видимости армия вернется в исходное положение. По моим прогнозам, это будет не раньше, чем к концу августа. Ко Дню независимости РФ подготовила нам кучу всяких гадостей, в том числе история с диверсантами по Крыму и т.д. Ситуация будет обострена, чтобы нам было не так просто, чтоб повлиять на политиков, используя нежелание Европы заниматься нашими вопросами, а в США идет подготовка к выборам. Это все успешный период для политики Путина.

Алексей Бурлаков: По всем сводкам говорится, что обострение идет на Мариупольском направлении. Как вы его оцениваете? Оно важно стратегически? Или это отвлекающий маневр?

Иван Якубец: За этот год (анализ с января по сегодняшний день) можно сказать, что явных стратегических направлений, которые бы чаще использовались противниками, как правило, нет. Они со всех сторон готовы вести свои действия. На Донецком направлении они более активны. Всех остальных тоже надо держать в напряжении — от этого общество устает и совершаются ошибки.

Ольга Веснянка: Как сейчас должны действовать ВДВ?

Иван Якубец: Все их действия заложены в названии: Високомобільні десантні війська України. В кратчайшие сроки они должны быть готовы переместиться в указанной район и выполнить задачу, которая будет стоять перед ними. Большая часть подразделений бригад ВДВ сейчас и находится в зоне АТО.

Алексей Бурлаков: Сейчас в СМИ много говориться о неизбежном широкомасштабном наступлении. Как вы думаете?

Иван Якубец: Практика ведений войн показывает, что, как правило, многочисленные бои местного назначения обычно перетекают в более крупные боевые действия. Угроза существует, но для этого нужны условия. Самые главные — политические условия. Армия и военные — это инструмент политики. Как бы политики не прятались за спину ВСУ, они должны это понимать.

Объявление «диверсантов» в Крыму — это очень серьезный шаг, чтобы обострить отношения. И дальнейшие заявления о разрыве отношений Медведева. Это говорит о том, что такой вариант они не откидывают. И они дают понять это. Это сложная игра. Но она может стать действительностью. Все зависит от реакции международного сообщества. Наше военно-политическое руководство отреагировало решительно, конкретно.   

Ольга Веснянка: Есть мнение: зачем нужно оправдываться, диверсантов нет, ведь Крым — украинская территория.

Иван Якубец: Есть правила, законы, есть межгосударственные акты государственного уровня. А есть и неоговоренные правила, которые не нарушают. К сожалению, с Россией у нас возникло правило силовыми методами не бороться за Крым. Наши политики спровоцировали такую атмосферу, которая воспринята РФ. Для того, чтобы поддерживать, вытаскивают такой вопрос как «диверсанты» в Крыму. По всей видимости, никаких диверсантов нет. Это чистейшей воды разработка ФСБ.

Алексей Бурлаков: Вчера председатель госпогранслужбы Виктор Назаренко сказал в интервью «Интерфакс-Украина», что в зоне АТО против украинских пограничников применили запрещенное лазерное оружие. В результате несколько человек потеряли зрение, частично оно восстановлено. Вы можете что-то сказать о лазерном оружии?

Иван Якубец: Я считаю, в России если и возникли предбоевые возможности в этом, то они не настолько сильны, чтобы использовать это в военных действиях. Первый вариант: есть экспериментальный образец, который они проверяют. Второй вариант: ошибочно принято за лазерное оружие что-то другое. Яркая вспышка чего-либо, усиливаясь прибором ночного наблюдения, может ударить по зрению.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.