Война на Донбассе делает истории о ненависти актуальнее, — режиссер

23 августа 2016 - 22:29 175
Facebook Twitter Google+
Украине нужно выиграть войну с холодным разумом и горячим сердцем. Как не потерять человечность при этих страстях? — спрашивает режиссер

Сергей Перекрест, режиссер театрального объединения «ХЛАМ», рассказывает о новом сезоне и о спектакле «Наш класс».

Сергей Перекрест: 20-го числа мы уже играли. Планируем играть послезавтра, 25-го августа.

Михаил Кукин: Это антреприза (организатор приглашает для участия в спектакле актёров из разных театров — прим. ред.)?

Сергей Перекрест: Мы не ставили цель заработать деньги. Посыл был другой. Я помогаю совместно с организацией «Вернись живым» как волонтер, раньше и как спонсор. Театр финансируется из личных средств.

Михаил Кукин: Вы рассказывали у нас в эфире о том, как бросили бизнес и начали заниматься творчеством. И о спектакле, с которого вы начали прошлый сезон, тоже говорили. Насколько актуален этот материал как драматургия? «Наш класс» — это постановка по мотивам спектакля «Одноклассники. История в 14 уроков»?

Сергей Перекрест: По этой пьесе поставлен спектакль. Это гениальная драматургия, я считаю. Никогда не можно сказать, почему ты влюбился в драматургию. Она созвучна тому, что происходит сейчас. Во многом это было продиктовано агрессией РФ на территории моей страны. В пьесе рассказывается о поляках и евреях. Мы не ставим о них, мы ставим о себе.

Ирина Ромалийская: События происходили в Польше в 1941 году.

Михаил Кукин: Там начинает расцветать нацизм?

Сергей Перекрест: Да, это при том, что поляки всегда были очень ярыми патриотами своей страны. Они воевали с немцами. При этом мирные жители своих бывших соседей, одноклассников сожгли заживо, перерезали.

Ирина Ромалийская: Речь идет о том, как поляки убивали евреев? Не немцы, а поляки?

Сергей Перекрест: Это поразительная история. Инициатива шла снизу. Какой-то Майдан наоборот. Немцы дали отмашку, но не участвовали в этом.

Историк Ян Гросс узнал об этой истории, работая с архивами. Он не мог поверить, что это правда. История о городке Едвабне. Это же происходило в Родзилово.

В первом городе погибло несколько сотен людей, есть разные оценки. Историк Ян Гросс сказал, что у него возникло впечатление, что со страниц трилогии Сенкевича «Огнем и мечем» сошли герои средневековых крестьянских бунтов. Там было подручное оружие: камни, вода, металл и огонь. Получается, это есть в каждом из нас.

На чем стояли эти страсти? На каком-то миссианском ощущении как со стороны евреев, так и со стороны поляков. Не кажется ли вам, что это напоминает сегодняшнюю ситуацию? С той стороны их миссия — продвижения «русского мира». Я четко стою на проукраинских позициях. Это моя сторона. Но сам факт: сталкиваются два миссионерских взгляда. «Музами» этого спектакля для меня были наши бойцы, которых я встретил на переднем крае. Право смотреть им в глаза было стимулом продолжать работу.

На Донбассе происходит похожая история. Конечно, возникает ненависть к врагу, но она и сжигает изнутри. А речь идет о том, чтобы выиграть войну. Нужно делать это с холодным разумом и горячим сердцем. Как не потерять человечность при этих страстях?

В этой пьесе неоднозначна и роль евреев.

Ненависть и самоисчерпание заставили жизнь пройти мимо людей, хотя они дрались за нее.

Михаил Кукин: В этой пьесе есть свет в конце тоннеля?

Сергей Перекрест: Мы исповедуем, что катарсис (очищение через страдание, пережитое в сопереживании с героями) должен происходить не на сцене, а в зрительном зале. Это непростой материал. Мы старались отойти от физиологичности процессов, чтобы открыть мысль.

Я исповедую традиции «театра жестокости». Антуан Арто говорил, что мы рискуем потерять зуб, испытать боль, идя к врачу. Он исповедовал, что подобное должно происходить в театре.

Ирина Ромалийская: Где и когда можно смотреть ваш спектакль?

Сергей Перекрест: Мы играем на территории киностудии Довженко. Центр «Дія». Проспект Победы, 44. На проходной будут стоять стюарды, которые все расскажут и покажут. Это будет 25-го числа в 19.00.

Те деньги, которые мы получаем за билеты, даже не покрывают наши расходы.

Михаил Кукин: Может быть, на востоке Украины заинтересовались этим спектаклем?

Сергей Перекрест: Мы думали об этом, но необходим спонсор. Возможно, какие-то государственные структуры поддержат нас.

Ми граємо українською мовою. Це хороший продукт, мені не соромно за нього. Прорусскость многих людей на Востоке связана с тем, что они не видели хороший украинский продукт.

Ирина Ромалийская: Вы нашли ответ на то, откуда берется жестокость?

Сергей Перекрест: Мы не ставили себе такой задачи. Иначе получилась бы пропаганда. Ненависть есть в каждом из нас.

Михаил Кукин: Важно показать, чтобы человек увидел это со стороны и пресек в себе?

Сергей Перекрест: Да, чтобы он увидел в себе этого чужого человека.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.