Слушать

Впервые на местные выборы в Москве выдвинулись 1000 независимых кандидатов, — Шкляров

21 сентября 2017 - 17:45 40
Facebook Twitter Google+
Беседа с российским политтехнологом Виталием Шкляровым, работавшим среди прочего и в штабе Барака Обамы. Обсуждаем недавно состоявшиеся местные выборы в Российской Федерации

Сергей Стуканов: Вы родились в Гомеле, но потом вам удалось побывать в ряде европейских стран, в США.

Виталий Шкляров: Я учился, в какой-то момент уехал на стажировку в Германию, там заканчивал университет. Работал над докторской, много работал, женился. Занимался политикой, потом решил ехать в Америку, набираться опыта и попытаться принести интересную политику «а-ля Обама» в нашу страну.

Сергей Стуканов: Когда вы ехали в США, то хотели набраться опыта, чтобы реализовать его на территории Восточной Европы?

Виталий Шкляров: Можно так сказать. Переломным моментом для меня был 2008 год — знаковая кампания Барака Обамы, когда он приехал в Берлин. Было знаменательное действие его избирательной кампании. Он выступал на Статуе Свободы перед 800 000 людей. Я был там, и на меня это произвело невероятное впечатление.

У меня была какая-то картинка в голове о политиках Коммунистической партии советского времени: пожилые, скучные. Я не знаю ни одного человека моего возраста, который бы в тот момент интересовался политикой. Он впервые сделал для меня политику, как мне показалось, совершенно другой: интересной, крутой.

Не только мне одному — миллионы людей пошли волонтерить в его штабы, бросали работы, университеты. Это было что-то новое, поскольку он ее сделал как-то по-своему, крутой. Я думал: почему же у нас такого нет, почему у нас нет политиков такого разряда, почему до сих пор Зюганов, Жириновский и все то же самое. Ведь есть много молодых интересных ребят, много идей.

Сергей Стуканов: Вы сказали: «реализовать опыт в нашей стране». Когда вы говорите «наша страна», имеете в виду РФ или нет?

Виталий Шкляров: Для меня наша страна, можно сказать по-научному, постсоциалистическое пространство. Для меня это славянское пространство: прежде всего, Беларусь, Украина и Россия. Это моя страна. Я вырос в Советском Союзе, при этом четко понимаю, что корнями, культурно я ухожу в эти три нации, в три традиции, среди моих родственников есть три эти национальности. Поэтому это моя страна.

Сергей Стуканов: Вы сказали, что были впечатлены политической жизнью в США. В Беларуси больше 20 лет Лукашенко при власти, в Украине политическая борьба идет постоянно. Культуры различные.

Виталий Шкляров: Да, вы правы. Люди в Украине больше участвуют в политическом процессе. Думаю, другое культурное отношение к политике или к участию в чем-то, оно ментально закреплено. В меньшей степени, в Беларуси, в РФ. Тем не менее, это не говорит о том, что этот процесс нельзя делать, что новые люди не будут приходить. В Беларуси есть Макей, который достаточно молодой политик и талантливый дипломат. Поэтому, думаю, это будет меняться. И последняя муниципальная избирательная кампания в Москве — хороший тому пример.

Сергей Стуканов: Я знакомился с вашим интервью, которые вы давали незадолго до выборов радиостанции «Эхо Москвы», там у вас был настрой, что, возможно, в РФ грядут изменения. Это вы ощущаете на уровне интуиции или есть эмпирические доказательства?

Виталий Шкляров: И на уровне интуиции, и на уровне запроса. Это витает в воздухе. И результаты избирательной кампании в муниципальные депутаты в Москве показали это. Впервые в Москве на муниципальном уровне выдвинулись 1000 человек. 1000 совершенно новых независимых кандидатов, оппозиционных и неоппозиционных. Такого размаха никогда не было. До этого в политику всегда приходили либо через партийную структуру, либо люди с деньгами. Барьер входа в политику и в политический процесс достаточно высокий.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.