Все мы — инвалиды советской системы, — Константин Боровой

25 февраля 2016 - 16:42 143
Facebook Twitter Google+
Глава российской партии «Западный выбор» Константин Боровой говорит об отсутствии оппозиции в России и военном решении проблем на Донбассе и в Крыму

Михаил Кукин: С какой целью вы в Киеве?

Константин Боровой: Чтобы поговорить с людьми, собрать интервью, дать интервью и выяснить, что здесь происходит. Первое, что меня здесь спрашивают: «Когда уйдет Путин?» Украинцы думают, что решение всех проблем наступит, когда уйдет Путин. Но проблемы Украины и оккупированных территорий украинцы должны решать сами. И я в восторге от того, что делает гражданское общество, от организованной им блокады Крыма. Но расстроен позицией власти, которая предпочитает «не выходить из стабильности».

Татьяна Трощинская: Кто в России вас услышит?

Константин Боровой: Много кто услышит. Когда столько пропаганды и дезинформации, то можно хоть шептать — все услышат. Людей в России интересует достоверная информация.

Михаил Кукин: Но каков процент таких людей? Какое влияние имеет на них оппозиция? У меня создалось впечатление, что со смертью Валерии Новодворской оппозиция в России исчезла окончательно.

Константин Боровой: Нашу партию «Западный выбор» мы как раз создавали с Валерией Ильиничной. В России сегодня присутствует оппозиция, но она в загнанном состоянии, деструктурирована деятельностью пропаганды и спецслужб. В этом также сыграли роль псевдооппозиционные националисты, имперцы. Я имею в виду того же Навального. Большое влияние есть у коммунистической псевдооппозиции. Это все деструктивные фейки.

Михаил Кукин: Может ли оппозиция стать настоящей? Если Путин сейчас уйдет, что-то изменится?

Константин Боровой: Если такая «оппозиция» придет к власти, то ничего не изменится. Ходорковский, Навальный говорят по поводу Крыма, что его нельзя вернуть. План возвращения Крыма, который я недавно опубликовал, предполагает, что не нужны никакие дополнительные международные соглашения. Он должен быть возвращен по техническому соглашению с участием силовиков: техническая отдача, вытеснение и выход сил РФ с территории Крыма.

Татьяна Трощинская: Насколько возможен западный выбор России в нынешних имперских границах?

Константин Боровой: Сейчас он невозможен, не только из-за Путина и его окружения, а и из-за отравления умов пропагандой, которая превратила общество в нечто аналогичное обществу нацистской Германии.

Если сегодня пройдут свободные выборы в России, то граждане выберут следующего Путина, империалиста, который будет продолжать авантюры на территориях Украины, Сирии.

Михаил Кукин: Звучит достаточно пессимистично. Понятно, кто виноват, а что делать?

Константин Боровой: Это звучало пессимистично и в Германии после Второй мировой войны.

Михаил Кукин: Но в Германии тогда не было ядерного оружия.

Константин Боровой: Зато у них были ракеты «Фау» и другое вооружение. Наиболее реалистичный сценарий — дезинтеграция России. В сегодняшнем виде Россия не может продолжать существовать ни в экономическом, ни в политическом плане.

Динамика российской экономики несравнимо хуже украинской. Падение происходит катастрофическими темпами. Сегодня самый действенный пропагандистский плакат — ценники в магазинах, которые быстро меняются.

Более 50% граждан живут ниже уровня бедности, и, по разным данным, треть или четверть — ниже уровня выживания.

Михаил Кукин: Но украинская история показывает, что революции происходят как раз не в самые бедные времена, а когда у людей есть что-то в холодильнике, и они начинают задумываться о свободах. Похожи ли мы в этом смысле с российским обществом?

Константин Боровой: Мы представляем собой одно общество — инвалиды Советского Союза. Сознание у большинства граждан все еще советское.

Татьяна Трощинская: Но ведь выросло целое поколение, которое уже смотрит в словарике, что такое «СССР».

Константин Боровой: Безусловно. Но для большинства западные ценности — это пока теоретические ценности.

Михаил Кукин: Вы застали третью, фейковую попытку Майдана?

Константин Боровой: Застал. Это, конечно, фейк, маленькая провокация, но есть и более серьезная составляющая — нарастающее недовольство значительной части общества, отсутствие реальных реформ.

Михаил Кукин: Многие политические фигуры Украины неплохо себя чувствовали и при Януковиче, а то и при Кучме.

Константин Боровой: Это серьезная проблема, которую нужно решать. Я встречался с молодыми представителями общества, которые думают о том, как украинской элите вырваться из дурной «стабильности», где олигархи продолжают «кукловодить» всей политической системой.

Михаил Кукин: Может ли Запад помочь это преодолеть?

Константин Боровой: Украине не помешало бы немного внешнего управления. Такого, как Михаил Саакашвили. Надеюсь, он будет создавать политическое движение.

Михаил Кукин: Но ведь либералом Саакашвили не назовешь.

Константин Боровой: Мне кажется, что он может быть вполне либеральным, но твердым, последовательным. Что нетипично для Украины, где принято говорить о либерализме и делать противоположное. Запад не может голосовать за ваших граждан и разбираться в политической ситуации. Граждане должны сами с этим разобраться.

Михаил Кукин: Каковы ваши прогнозы относительно конфликта на востоке Украины?

Константин Боровой: Как вы хотите, так это и будет происходить. Если ничего не будете делать, там так и будут править бандиты. Если Украина не начнет решать эту проблему. Петр Алексеевич часто говорит, что нет военного решения. На самом деле, нет политического решения. Минск — это способ как раз не решать эту проблему. А там существует только военное решение. Дом захватили бандиты, а начальник милиции говорит, что силового решения этой проблемы нет. С бандитами можно разбираться только силовыми способами.

Михаил Кукин: А если у бандитов — автомат, а у начальника милиции — только дубинка?

Константин Боровой: Все решаемо. Вот начался правильный процесс блокады Крыма. Так же нужно действовать и с Донбассом, но кто-то ведь зарабатывает на торговле с бандитами.

Татьяна Трощинская: А гуманитарная проблема? Там ведь тоже граждане Украины…

Константин Боровой: Ахметову важно заработать на поставках этого «южноафриканского» угля. Вот, что первично. Почему правительство не поддерживает блокаду?

Необходимо также решать проблему переселенцев — и из Крыма, и с востока. Когда была захвачена Абхазия, Грузия стала строить города для переселенцев. Вот решение гуманитарных проблем, а не покупка у бандитов «южноафриканского» угля.

Михаил Кукин: Заинтересована ли Европа в помощи Украине? Создается впечатление, что у нее слишком много собственных проблем, и ее задача — локализовать конфликт и отгородиться от него.

Константин Боровой: Безусловно, это традиционное поведение европейских политиков. Соглашение Медведева и Саркози не решило конфликт в Грузии. Так и украинские проблемы не будут решены Минскими соглашениями.

Михаил Кукин: Как тогда их решать?

Константин Боровой: Когда власть бессильна, граждане берут это в свои руки. А в Украине еще есть неподкупные люди.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.