Слушать

Все неприятности Дмитриева начались, когда он открыл Сандармох, - журналистка

14 января 2018 - 18:13 312
Facebook Twitter Google+
Судебная сексолого-психолого-психиатрическая экспертиза для главы карельского отделения центра «Мемориал» Юрия Дмитриева. Насколько она законна? Говорим с журналисткой и правозащитницей Зоей Световой

Главу карельского отделения центра «Мемориал» Юрия Дмитриева направили на судебную сексолого-психолого-психиатрическую экспертизу в Институт психиатрии им. Сербского в Москве.

О том, насколько законны такие действия, мы поговорили с журналисткой и правозащитницей Зоей Световой.

«Глава карельского отделения «Мемориал» уже больше года находится под стражей по обвинению в изготовлении порнографических фотографий своей приемной дочери. По мнению многих правозащитников, коллег и друзей, известных общественных деятелей, российских и зарубежных писателей, Юрий Дмитриев совершенно не виновен. Его преследуют из-за его общественной деятельности, потому что это очень известный человек в России и за рубежом, который занимался увековечиванием памяти жертв политических репрессий сталинского времени в России.

Он открывал захоронения этих людей, возвращал имена, делал народные кладбища и называл имена палачей. Это, скорее всего, было неугодно кому-то среди силовиков карельского региона, и против него сфабриковали такое дело.

Сейчас идет суд, было две экспертизы. Одна экспертиза признала, что фотографии, которые он делал, порнографические. Другая экспертиза признала, что они не порнографические. По идее, судья Петрозаводского суда должна была отпустить его из-под стражи, поскольку была положительная экспертиза, нет состава преступления.

Но прокуратура решила, что все обвинение рушится и нужно провести судебно-психиатрическую экспертизу, узнать, нет ли у него каких-то сексуальных отклонений. Но дело в том, что после ареста уже была проведена такая экспертиза — она установила, что у него нет никаких сексуальных отклонений и он является абсолютно вменяемым человеком.

Но суд, пойдя на поводу у прокуратуры, принял решение, что нужно провести экспертизу сейчас. Юрий Дмитриев находится в институте имени Сербского, в отношении него идет стационарная судебно-психиатрическая комплексная экспертиза, которая должна определить, были ли в его действиях какие-то сексуальные отклонения», — говорит правозащитница.

Напомним, что 1 июля 1997 года экспедиция Петрозаводского и Санкт-Петербургского «Мемориала» под руководством историка Юрия Дмитриева в урочище Сандармох в Медвежьегорском районе Республики Карелия обнаружила захоронение жертв сталинских репрессий.

«Часто журналисты и коллеги Дмитриева говорили о том, что вполне возможно, что все его неприятности начались после того, как он открыл мемориальное кладбище Сандармох на месте массовых расстрелов сталинского времени, когда с Соловков везли этапы и там расстреливали этих людей», — говорит правозащитница.

Юрий Дмитриев нашел захоронение и раскопал расстрельные ямы, нашел в архивах фамилии людей, которые были расстреляны —  это люди более 60-ти национальностей:

«После того, как это кладбище было открыто, каждый год пятого августа в день начала «большого террора» туда съезжались люди из разных стран. В 2014 году туда приезжали люди из Украины, потому что там похоронено много украинских граждан. И поляки приезжали. Обычно туда на день памяти приходили и представители карельской власти. И эти представители власти были в 2014 году.

Юрий Дмитриев выступал, говорил о том, что он не понимает, почему произошла аннексия Крыма, почему братские народы России и Украины воюют между собой. Говорят, что ему не простили эти слова местные силовики. Ему поступали разные звонки о том, чтобы он уезжал, ему угрожали. И Юрий Дмитриев в интервью незадолго до ареста говорил, что он хочет уехать из Петрозаводска, потому что чувствует для себя опасность», — говорит Зоя Светова.

Также правозащитница отметила и вторую возможную версию уголовного преследования историка:

«Когда он говорил о жертвах политических репрессий сталинского времени, он называл имена палачей — тех, кто подписывал приговоры расстрельных троек. Возможно, живи дети, внуки этих палачей и руководителей, которые подписывали смертные приговоры, и им не хочется, чтобы имена их родственников были названы».

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.