Встреча Эрдогана и Путина — сближение стран или торги Турции с Западом?

09 августа 2016 - 15:39 525
Facebook Twitter Google+
9 августа президент Турции приехал в Российскую Федерацию. Это его первый заграничный визит со времен неудавшегося военного переворота

ivan_yakovyna.jpg

Иван Яковина // «Громадське радио»
Иван Яковина

О значении визита Реджепа Эрдогана в Россию говорим с журналистом издания «Новое время» Иваном Яковиной и крымским аналитиком Дмитрием Витвицким.

Сергей Стуканов: Визит — это обмен любезностями? Или можно ожидать более глубокого их сближения?

Иван Яковина: Я думаю, можно ожидать, потому что Эрдоган полностью отвернулся от Европы и США, от своих традиционных союзников. Больше ему негде искать союзников. С Путиным у него абсолютное единство во взглядах и методах решения различных проблем. Я ставлю на сближение форсированными темпами.

Сергей Стуканов: Есть ли у Эрдогана серьезные основания отворачиваться от Запада?

Иван Яковина: Конечно, есть. Эрдоган собрался выстраивать модель государства, которая почти полностью копирует путинскую Россию, а может быть, даже покруче в плане уничтожения свобод. Это авторитаризм, переходящий в тоталитаризм. Западные ценности в эту картину мира никак не вписываются.

Лариса Денисенко: Какие конкретные проекты будут обсуждаться во время этого визита?

Иван Яковина: Насколько я понял, речь шла о возобновлении строительства «Турецкого потока». Это газопровод. Также идет строительство атомной электростанции в Турции силами «Росатома». Наверняка будут подниматься вопросы о снятии ограничений на работу турецкого строительного бизнеса в России, на поставки еды и текстиля из Турции.

Я так понимаю, что Турция хочет стать газовым «хабом» на Ближнем Востоке. Последние действия Эрдогана именно этому и подчинены.

Сергей Стуканов: Министр иностранных дел Карл Бильдт считает, что поворот Турции в сторону России в некотором роде спровоцировала критика европейских стран. На ваш взгляд, это так?

Иван Яковина: Я думаю, что Бильдт здесь перегибает палку. В Европе не очень принято массово сажать журналистов, военных, учителей. Например, события во Франции не сопровождались массовыми «чистками», когда десятки тысяч людей либо лишились работы, либо оказались в тюрьме. Это не сопровождалось пытками, возобновлением смертной казни, которую вчера пообещал Эрдоган на митинге.

Франция не превратилась в тоталитарную диктатуру в течение нескольких дней, а Турция, к сожалению, превратилась.

Именно поэтому США и Европа недовольны Эрдоганом. Человек перечеркнул столетие достижений турецкой демократии. То, что он выстраивает сейчас у себя в стране, является полуфашистской диктатурой. Никакой серьезный политик на Западе никогда не будет выстраивать союзнические отношения с таким государством, как Турция сейчас.

Сергей Стуканов: До какой степени может дойти военное сотрудничество Турции и России?

Иван Яковина: Турция и Россия сейчас находятся в прямом лобовом столкновении в Сирии. Они придерживаются противоположных точек зрения на этот конфликт и решают противоположные задачи, но они смогут договориться на почве противодействия курдам.

Я думаю, что военное сотрудничество между Турцией и Россией может быть очень серьезным. Если так случиться, то у России будет свой агент в НАТО. Я думаю, что для стран-участников НАТО это может стать большой проблемой.

Лариса Денисенко: Если возобновится смертная казнь, то перед Турцией станет вопрос о приостановлении членства в Совете Европы. Очень много решений Европейского суда по правам человека против Турции касаются нарушения прав курдов.

Иван Яковина: Я думаю, что Эрдоган не видит никаких проблем в выходе из Совета Европы. Европейский суд по правам человека был создан не для поддержания престижа стран, а для защиты прав граждан. Пострадают граждане Турции, а не Эрдоган.

Лариса Денисенко: Люди это понимают?

Иван Яковина: Пока лично не коснется, никто не понимает, зачем нужна Европа. Сейчас там эйфория, нагнетание истерии «Мы любим президента». Типичная для авторитарных стран ситуация

Крымский аналитик

Сергей Стуканов: Может ли сотрудничество между Россией и Турцией быть глубоким?

Дмитрий Витвицкий: На мою думку, сьогоднішню зустріч президентів РФ та Туреччини треба розглядати крізь призму багатьох факторів. Це спроба перевороту, звинувачення США в недостатній підтримці турецької демократії, нещодавна відмова Євросоюзу у наданні безвізового режиму для Туреччини, це і війна в Сирії, погіршення економічних зв’язків, будівельна галузь, енергетичний сектор.

Але на мою думку, не треба забувати, що зовнішня політика східних країн дуже цікава. Не завжди відбувається все, що говориться. На мою думку, Ердоган зараз маневрує, він торгується з країнами Заходу своїми відносинами з РФ.

Все ж таки економічні зв’язки Туреччини набагато сильніші саме з Європейським союзом, США. Я виходжу з тих позицій, що Ердоган говорить більше, ніж буде зроблено. Стосунки Росії з Туреччиною будуть економічно покращені.

Не варто забувати, що до погіршення стосунків між РФ і Туреччиною, турецький бізнес працював в Криму.

Сергей Стуканов: Чи не позначиться це на офіційній позиції Туреччини щодо анексії півострова?

Дмитрий Витвицкий: Наврядчи. Бізнес буде, а зовнішня політика говоритиме, що Крим — це частина України. А в цілому я з тривогою очікую на результати зустрічі.

Сергей Стуканов: Вы, Иван, тоже с тревогой ожидаете результатов сегодняшней встречи?

Иван Яковина: С интересом ученого. Два паука в банке сходятся. Интересно, кто кого сожрет. Или они подружатся.

Ничего ужасного они сделать не могут прямо сейчас. Будут заданы какие-то стратегические векторы развития.

Сергей Стуканов: Владимир Путин долго искал союзника.

Иван Яковина: Турция и Россия — сейчас два изгоя. Им теперь просто не с кем дружить. Если они очень обижены на Запад, могут пытаться мстить.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.