Слушать

«Я что, умственно отсталый?» Рабинович рассказал, почему не вышел из фракции

13 мая 2016 - 20:18 673
Facebook Twitter Google+
Народный депутат также не ответил на вопрос, напала ли Россия на Украину и заявил, что право на политический маневр есть у любого человека

Наталия Соколенко: Расскажите о своей причине из фракции Оппозиционного блока. Почему вы решили сделать это именно сейчас?

Вадим Рабинович: Я еще после голосования по Яценюку считал, что дальнейшее сотрудничество будет крайне сложным, я согласовал с фракцией, что Оппоблок не будет голосовать за законы власти, чтобы его нельзя было обвинить в участии в этой проституции. Оппозиция должна быть оппозицией. Все меня поддержали, а через два дня опять начали голосовать. Человек в парламенте должен находиться либо в реальной оппозиции и критиковать власть, либо помогать и конструктивно сотрудничать. Ни одного, ни другого не происходит. Значит, я трачу государственные деньги и сижу в парламенте ни для чего. То, что развернулась такая истерика вокруг этого вопроса со стороны коллег по партии, то это их личное дело. Сегодня я не вижу стратегии развития оппозиции.

Ирина Ромалийская: Ваши коллеги уже отреагировали на ваш выход из фракции. В частности, Николай Скорик заявил, что вы пытались сотрудничать с властью всегда. Прокомментируйте эти обвинения.

Вадим Рабинович: Знаете, есть такой стих:

Осел останется ослом,

Хоть ты осыпь его звездами.

Не надо действовать умом,

Он только хлопает ушами.

Я согласен с любыми обвинениями, даже не хочу напрягаться. Я голосовал, чтобы остался Яценюк, чтобы ушел Шокин. Коле я позвонил, он меня назвал «солдатом партии». Я этот бред больше слушать не хочу.

Ирина Ромалийская: Правда ли, что вчера вы были вместе с Мураевым за рубежом?

Вадим Рабинович: Я вам могу даже рассказать, что мы там делали.

Ирина Ромалийская: А Евгений Мураев не собирается последовать вашему примеру?

Вадим Рабинович: Это его личное дело. Мы с ним вчера провели встречу с одной из наиболее взвешенных европейских центристских партий. Мы найдем соратников в Европе для партии «Центр». Я не думал даже, что я такой ценный фрукт. Право на политический маневр есть у любого человека. И эта истерика меня радует. Спасибо всем, кто меня поддерживает.

Наталия Соколенко: Есть ли еще сомневающиеся депутаты в Оппозиционном блоке? Ведь даже Королевская не проголосовала за отставку Яценюка.

Вадим Рабинович: Вы мне даете должность доносчика, которым я не работаю. Если у кого-то есть сомнения, пусть они говорят об этом публично.

Наталия Соколенко: Почему вы считаете это доносом. Вы ведь расскажете избирателям, в том числе избирателям Оппоблока, о том, что происходит во фракции. Как это делает Сергей Лещенко из БПП,

Вадим Рабинович: Не уверен, что кто-то из моих коллег выдержит такую истерику, как я сейчас. Не хочу их подставлять. У всех есть право выбора, есть ответственность перед избирателем каким-то.

Ирина Ромалийская: То есть такие настроения есть?

Вадим Рабинович: Я не знаю, я вам такого не говорил. Но я думаю, что есть много людей, которые хотят строить оппозицию. Эта оппозиционная лодка раскачивалась и не двигалась никуда. Яценюк был для меня колоссальным моральным ударом.

Наталия Соколенко: Как вы прокомментируете исследование Центра Разумкова, из которого видно, что Оппоблок наростил своих симпатиков и сейчас на первом месте?

Вадим Рабинович: Я рад за моих прошлых товарищей. Избиратель очень изменчивый. Я покидаю лидирующий корабль.

Ирина Ромалийская: В какую фракцию вы планируете идти дальше?

Вадим Рабинович: Вообще ни в какую не планирую. Я хочу заняться партийным строительством, привлечь молодежь.

Наталия Соколенко: Говорят о Руслане Коцабе.

Вадим Рабинович: Насчет Коцабы — это преступление перед Украиной. Они скрывают, что депутаты Европарламента требуют его освободить. Мы продолжим за него борьбу, это дело принципа. Мы заступаемся за тех, кто сидит заграницей, но не за журналиста, сидящего здесь. Это парадокс, национальная шизофрения. Я буду рад, если Коцаба войдет в пятерку нашей партии.

Наталия Соколенко: Есть ли вероятность, что ЦИК лишит вас депутатского мандата?

Вадим Рабинович: Не дождутся. Потому что по закону я должен выйти из Оппоблока, а я считаю, что это они должны выходить. Пусть меня исключают за несоответствие линии партии.

Ирина Ромалийская: То есть вы не будете выходить из партии?

Вадим Рабинович: Почему? Я попросил моих коллег исключить меня из Оппоблока. Я больше не хочу с ними там находиться. Мне нравиться позиция Лещенка в БПП. Он не согласен категорически с фракцией, говорит очень умную вещь: если им не нравится, пусть они и выходят. Почти так же вопрос стоит и у меня.

Наталия Соколенко: Как вы голосовали за закон о партийной диктатуре?

Вадим Рабинович: Я не поддержал. Я голосую так, как подсказывает мне совесть и мой избиратель.

Ирина Ромалийская: Я правильно поняла, что вы не вышли из фракции, а попросили вас исключить?

Вадим Рабинович: Я не дам такой радости, чтобы у меня забрали мандат. Я отвечаю за избирателей. Когда супруги расходятся, это надо делать культурно.

Ирина Ромалийская: Можете ответить «да» или «нет»?

Вадим Рабинович: Они должны меня исключить из своей фракции. Если они не хотят, я постараюсь их исключить.

Ирина Ромалийская: Я правильно поняла, что вы не вышли из фракции, а попросили вас исключить?

Вадим Рабинович: Я что, похож на умственно отсталого человека? Неужели вы думаете, что я подарю такую радость? Я очень удивлен такой реакцией.

Наталия Соколенко: Какая позиция партии «Центр» по Донбассу? Какой сценарий разрешения конфликта вы видите?

Вадим Рабинович: Я за то, чтобы Украина была нейтральной. Я за введение атомной энергетики. Нам нужно вернуть атомное оружие. И также нужно расследовать, куда уходят из Украины деньги? Воссоздать ядерное оружие мы можем за три года.

Ирина Ромалийская: Россия напала на Украину или у вас другое мнение?

Вадим Рабинович: Я не знаю, что такое «напала». Крым и Донбасс — это разные песни.

Ирина Ромалийская: Как вы назовете эти песни?

Вадим Рабинович: Это разные сценарии. Ответьте мне на вопрос: ни на одних переговорах я не слышу о Крыме. Вот де-факто мы его отдали. В вопросе Донецка и Луганска вынуждают становится на чью-то сторону. Надо уходить от всех вопросов, которые нас разделяют, и пытаться сшить страну.

Я все эти песни слушал. Меня интересует мир, я на него и работаю.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.