Слушать

Я им нужен для показной демократии, — журналист Роман Цимбалюк о работе в России

24 июля 2017 - 17:14 197
Facebook Twitter Google+
Как оно — задавать неудобные вопросы Путину? Один из немногих украинских журналистов, работающих в Москве, Роман Цимбалюк делится своими размышлениями о войне

Гость студии — украинский журналист Роман Цимбалюк, который живет и работает в Москве.

Ирина Ромалийская: Что ты делаешь сейчас в Украине?

Роман Цимбалюк: Я в отпуске, приехал подышать свежим украинским воздухом, к родителям.

Ирина Ромалийская: Успел застать и проанализировать момент, как в Москве отреагировали на историю с созданием так называемой «Малороссии»?

Роман Цимбалюк: Почему все об этом так много говорят? Какая тебе разница, что об этом говорят сумасшедшие московские куклы? Это никоим образом ни влияет на нашу жизнь. Если территория оккупирована московскими танками, они могут себе позволить называть ее так, как они хотят.

Ирина Ромалийская: По твоим соображениям, это не свидетельствует о каких-то изменениях форматов?

Роман Цимбалюк: Насколько я понял, это заявление было сделано инициативно кремлевской куклой.

Для россиян очень важно соблюдать «дух Минска», который позволяет им сохранить статус-кво и контролировать захваченную территорию. Понятно, что они максимально дистанцируются от этого, что говорит о том, что глобальных изменений не будет.

Коллаборанты из местных, назначенные в руководство оккупированными территориями, могут шахту затопить, предварительно распилив ее, киоск поставить или переставить, отжать рынок. Это их уровень полномочий, а глобально это все Москва.

Ирина Ромалийская: Я не слежу за действиями так называемого «правительства в изгнании». Что происходит?

Роман Цимбалюк: Нет никакого правительства. Ты, наверное, спрашиваешь о комитете так называемого «спасения Украины»?

Азаров и другие, которые сбежали из Украины, несколько лет назад создали «комитет спасения Украины». Дальше пресс-конференции не пошло. Они запустили какой-то сайт.

Они хотели так: мы — правильные украинцы, вводите войска, садите нас на танки, привозите на российских танках в Украину, мы будем править здесь. Но ситуация в том, что они свой шанс профукали. Сейчас позиция русских другая: им не нужны Азаровы, Олейники, они хотят ставить полностью подконтрольных себе людей, которых охраняют и конвоируют представители российских спецслужб. Их роль на сегодняшний день очень ограничена: выйти на телеканал и сказать, что Порошенко плохой, а они были очень хорошие.

Ирина Ромалийская: На экране в очередной раз появился Виктор Федорович Янукович. Как по мне, это была наспех собранная пресс-конференция.

Роман Цимбалюк: Компания Януковича и люди, которые его обслуживают, стараются раз в месяц о себе напоминать. Меня не приглашают.

Ирина Ромалийская: Меня не оставляет ощущение, что это для чего-то было нужно Кремлю.

Роман Цимбалюк: Не уверен. Янукович прекрасно знает, что он может говорить. Ни одного слова против официальной линии российского государства он сказать не может, потому что он гость или пленник, что очень рядом.

Ирина Ромалийская: Где он живет?

Роман Цимбалюк: Не знаю. Говорят, что под Москвой, но публичные мероприятия часто делают в Ростове.

Ирина Ромалийская: Из Москвы легко добраться до Ростова, летаю самолеты?

Роман Цимбалюк: Насколько я понимаю, летают не только рейсовые самолеты, но и частные. На последнем судебном заседании, на котором он был лично, его охраняют, как действующего президента.

Ирина Ромалийская: Тебе там тяжело работать?

Роман Цимбалюк: Работа есть работа. Я прекрасно понимаю, что с Россией как государством и его руководством договориться не удастся никогда. Единственный вариант — поднять российский триколор над Верховной Радой. Мне кажется, украинцы сегодня к этому не готовы.

Вспомни Януковича четыре года назад. Сколько было разговоров о дружбе с Россией. Если вспомнить публикации российских СМИ, его критиковали очень жестко. Они хотят такого «гаулейтера», как в Крыму.

Ирина Ромалийская: Тебе угрожают?

Роман Цимбалюк: Какие-то анонимы пишут всякие гадости. Я не очень на это реагирую. Работа везде может быть опасна. Истории разные бывают. Я отношусь к этому философски. Намного страшнее православные русские фашисты, чем те, кто это делает.

Ирина Ромалийская: Поступают ли угрозы от украинских слишком патриотически настроенных элементов, которые говорят, что украинцы не должны работать в Москве?

Роман Цимбалюк: Я не обязан всем нравится. Кто-то мне пишет о том, что если я задаю вопросы Путину, то я — агент Кремля. Кому-то не нравится, что я принимаю участие в каких-то мероприятиях, где присутствуют боевики, коллаборанты с Донбасса. Во-первых, я выполняю редакционную задачу агентства «УНИАН», во-вторых, я — свободный человек, журналист, не военный. В большинстве случаев людей, которые рассказывают, как надо Родину любить, объединяет то, что они находятся в Киеве, думают, что они — самые большие патриоты. Если что-то подобное мне скажут украинские военные, я к этому обязательно прислушаюсь и скорректирую свою линию поведения.

Ирина Ромалийская: Ты находишь для себя ответ, почему был арестован Сущенко и не арестован ты?

Роман Цимбалюк: Не знаю. Если ты видел Путина, значит есть генеральный план. Я общался на эту теми с некоторыми представителями органов власти. Они считают, что я веду себя достаточно нагло. Но там есть такой тезис: «Зато ты нам показываешь, какая мы демократическая страна». Но это их видение, а мы выполняем наши редакционные задачи.

Ирина Ромалийская: Смотря пресс-конференции Путина, я жду, когда ты задашь вопрос. Это сложно сделать?

Роман Цимбалюк: На первом этапе это было действительно сложно, украинских журналистов было больше. Сейчас это элемент шоу. Я задаю вопрос, он отвечает не на мой вопрос. В Украине запоминают только вопрос, а в России только ответ. 

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.