Слушать

Я признаю свою определенную вину в произошедшем — журналист из Луганска

21 августа 2016 - 14:38 503
Facebook Twitter Google+
Журналист Александр Шелест комментирует видео, после публикации которого его назвали создателем «ЛНР»

oleksandr_shelest.png

Олександр Шелест // скрін з відео
Олександр Шелест

На волне задержания и суда экс-нардепа Александра Ефремова на ютуб-канале «Голос народа» было опубликовано видео с одного их митингов в Луганске зимой 2014 года. Редактор общественно-политических программ Луганской региональной дирекции Национальной телекомпании Украины Александр Шелест вел этот митинг. Об этом и говорим с ним в эфире программы «Киев-Донбасс».

Наталия Соколенко: Расскажите, что на этом видео.

Валентина Троян: Опишите вашу точку зрения.

Александр Шелест: Тогда, когда всю страну «майданило», в Луганске было очень разное отношение к происходящему. Когда полетели первые коктейли Молотова, озлобленность росла, люди не могли найти себя в той ситуации. И львиная доля людей не занимала никакую позицию. Луганск тогда был полем для экспертного влияния, на происходящее в Киеве все смотрели сложно и неоднозначно. Наверное, с осуждением глядели на противостояние «Беркута» и людей.

На видео — 21 февраля 2014 года, никто никакими протестами и митингами против или за Майдан не отвечал. На видео — митинг в поддержку провластной на той момент позиции. Приехали активисты со всей области, не было никакой символики. В этот день были переговоры между Януковичем и Ярошем, все шло к консенсусу, по крайней мере, здесь так показывали. Собирала митинг облгосадминистрация по стандартной схеме. Я не выступал, я был ведущим этого митинга.

Валентина Троян: Объясните, почему вы сказали слово «референдум»?

Александр Шелест: В резолюции того митинга был призыв к всеукраинскому референдуму, потому что многие территории не были согласны с Майданом. Речь идет о децентрализации, ничего общего с референдумом с сепаратистским налетом ничего общего не было.

Валентина Троян: После выпадов в фейсбуке к вам обращались?

Александр Шелест: Нет, в фейсбуке осуждали. Это очень красиво было вброшено под обликом контрпропаганды. Никто не сказал, что тогда Россией в Луганске и не пахло. Люди были не согласными с некоторыми происходящими вещами. Ровно через неделю уже началась «русская весна» в Луганске. Интересно, кому это выгодно.

Валентина Троян: Кому?

Александр Шелест: В борьбе за патриотическую пальму первенства идет борьба между самими патриотами. Это докатилось и до Луганской области. Луганское телевидение давно подвергается определенным инсинуациям, неприятным комментариям. Год ЛОТ молчал, за это время на наших частотах вещал частный канал Ландика. Там говорили, что мы — прожигатели бюджета. Это все генерируется Ландиком. До захвата областного телевидения я был руководителем утреннего шоу.

Наталия Соколенко: Знали ли вы тогда, что в 2012 году закон о всеукраинском референдуме был изменен и законно провести референдум по нему было невозможно?

Александр Шелест: Я не был глубоко осведомлен, я ведь занимался утренней программой. Все было законно под эгидой украинской власти, какой бы она тогда не была. А Луганское телевидение тогда было рупором тогдашней власти.

Наталия Соколенко: Можете ли вы признать, что это была ошибка? Должен же прозвучать вопрос персональной ответственности?

Александр Шелест: Я чувствую свою ответственность за происходящее еще с тех пор, когда Украина потеряла Крым. Я признаю свою определенную вину в том, что было. Равно с теми, кто каким-то образом работал тогда в том русле — стригли, водили, лечили и тд.

Наталия Соколенко: Мне кажется, что нельзя сравнивать человека, который стриг Януковича, и журналиста, который делал сервильный сюжеты. Как вы считаете?

Александр Шелест: Не совсем с вами соглашусь. Надо было жить в Луганске и работать там.

Наталия Соколенко: А газета «Молодогвардеец»? Она работала по журналистским стандартам.

Александр Шелест: Есть понятие админресурса и реалий работы во время бело-голубой власти.

Валентина Троян: Я работала с Александром в Луганске. Я не вела митингов, но делала материалы. После событий люди начали примерять эту ситуацию на себя. Стоит ли другим опасаться выпадов в их адрес или эта ситуация — следствие конкуренции?

Александр Шелест: Всем все обязательно вспомнят, но в зависимости от того, куда дует ветер.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.