Слушать

Я раздражаю радикалов как в России, так и в Украине, — Дубинянская

19 февраля 2017 - 06:32 202
FacebookTwitterGoogle+
В студии «Громадського радио» — писательница Яна Дубинянская, автор фантастического романа «Свое время», номинированного на российскую «АБС-премию» (премию Стругацких)

Из-за присутствия этого романа в лонг-листе конкурса, номинироваться на премию отказался Сергей Лукьяненко, известный российский фантаст с антиукраинскими взглядами.

Михаил Кукин: Как только ты попала в лонг-лист конкурса, известный и именитый российский фантаст Сергей Лукьяненко выступил с заявлением о том, что если на этот конкурс номинируется украинская нацистка Яна Дубинянская, то он просит вычеркнуть его из списка номинантов. Мне понравилась реакция руководителей конкурса: просите — значит вычеркиваем.

Яна Дубинянская: За Лукьяненко последовал известный фантаст Олег Дивов, который попросил снять свою кандидатуру без объяснения причин. В их заявлениях есть элемент шантажа. Но оргкомитет следом за ними не побежал, и именитых товарищей с этого лонг-листа убрали.

Дмитрий Тузов: Вы как-то ответили Сергею Лукьяненко? Или вы считаете, что этого не нужно делать?

Яна Дубинянская: Эта история тянется из далекого прошлого. Фэндом — это субкультура, касающаяся фантастики, сформировавшаяся еще в СССР и демонстративно не признающая границ между странами. Те же братья Стругацкие в своих книгах писали такое, чего в те времена не мог позволить себе никто. Потому что это была фантастика. Постепенно в этой герметичной субкультуре произошла трансформация. Эти люди, даже на фоне российского общества, оказались наиболее консервативными и склонными к имперским идеям.

Михаил Кукин: Почему они назвали тебя нацисткой?

Яна Дубинянская: Наши тру-патриоты наоборот считают меня агентом Кремля. Я думаю, что это происходит за счет вот этой герметичности, за счет кластеров. Люди с гораздо более радикальными взглядами, тру-патриоты Украины, которые реально ненавидят Россию, просто ее не видят. Она за горизонтом их кластера, где-то на слепом пятне. А я где-то на краю. Я пишу по-русски, но у меня проукраинская позиция. Я крымчанка, но в то же время я осуждаю оккупацию Крыма. Таким образом я ломаю шаблоны. Самое время навешать как можно больше ярлыков.

Дмитрий Тузов: На это нужно как-то реагировать?

Яна Дубинянская: Я со своей стороны откровенно смеюсь над этой историей. Часть читателей и любителей фантастики смеются вместе со мной. Хотя есть патриотическая часть фэндома, такая вот кондовая, имперская. Они говорят, что Лукьяненко и Дивов — это люди с позицией, а Дубинянская — человек без позиции.

Михаил Кукин: Но ведь наверняка люди с такой «кондовой» позицией есть и в Украине?

Яна Дубинянская: Да. И для этих людей я тоже являюсь жупелом. На краю их кластера — я, которая пишет на русском, и ездит в Крым, несмотря на то, что против оккупации. Я не бросаю свой дом, и я не считаю, что от своего дома нужно отказаться. У меня есть киевская прописка, но в Крым я езжу не просто так. Я там живу какое-то время.

Михаил Кукин: Как вам это удается?

Яна Дубинянская: Я должна укладываться в схему 90 из 180. То есть, если я хочу прожить там с мая по август, то у меня этот фокус не получится.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.