За 2 года стратегия по деокупации Крыма так и не появилась, — Стародубов

17 марта 2016 - 06:50 424
Facebook Twitter Google+
Во вторую годовщину крымского «референдума» поговорим о том, что делает Украина сама и с помощью мирового сообщества для возвращения Крыма

В гостях у «Громадського радио» Алексей Стародубов, руководитель Крымского экспертного центра

В студии работают журналисты Елена Терещенко и Михаил Кукин

Михаил Кукин: Как вы считаете, за 2 года Украина разработала стратегию возврата Крыма, и есть ли вообще такая задача у официального Киева?

Алексей Стародубов: К сожалению, стратегия по деокупации Крыма за два года так и не появилась. Мы видим замалчивание крымской проблемы, а ведь это было началом всех тех негаразд и бед, которые потом постигли наше государство.

Михаил Кукин: Адепты русского мира заявляют, что началось все с Майдана.

Алексей Стародубов: Это неправда, ведь в Крыму начались нарушения международного права — захват правительственных зданий, последующая смена законного руководства, и как завершение, этот «референдум», который привел к потере нами территорий.

Михаил Кукин: Сейчас все больше появляется свидетельств, тот же протокол заседания СНБО, что Киев не очень-то этому и  противился.

Алексей Стародубов: Мы не могли вступить в вооруженный конфликт сразу после Майдана, в нашем положении — с пустым бюджетом, и ослабленной армией мы не могли вступить в противостояние с Россией.

Другое дело, что мы и впоследствии видим бездействие, отсутствие дипломатической позиции, нет никаких инструментов реагирования на то, что произошло нарушение международного права в Крыму.

Михаил Кукин: А что можно было бы предпринять?

Алексей Стародубов: В рамках Крымского экспертного центра я занимался разработкой концепции стратегии возврата Крыма. Частью ее является гражданский блок. Каждому гражданину, который проживал на момент оккупации в Крыму, конституция гарантировала фундаментальные права и свободы гражданина и человека. На сегодняшний день права ограничены и попраны.

Если на Донбассе начали продвигаться по линии Минских соглашений, выносить проблему на международную арену, то тема Крыма «замылена» и забыта.

Был принят закон об оккупированной территории, был принят непонятный до сегодняшнего дня  закон о свободной экономической зоне и все.

Елена Терещенко: Кто-то мониторит информацию о том, что происходит сейчас в Крыму?

Алексей Стародубов: Мониторинг осуществляется исключительно общественными организациями. Для государства это не является приоритетным на сегодняшний день.

Михаил Кукин: Ведь Украина, потеряв Крым, понесла большие экономические потери. За 2 года не сделано ничего для того, чтобы хотя бы юридически потребовать  компенсации этого ущерба, не так ли?

Алексей Стародубов: Начнем с того, что у нас в международно-публичной правовой сфере ничего не сделано. Не закреплен статус-кво Украины по отношению к территории, которую аннексировали. Что имеется в виду? Прежде всего, государство, которое входит в состав ООН использует международно-правовые инструменты для разрешения межгосударственных конфликтов. Для этого был создан международный суд ООН, в который мы должны были обратиться еще в марте 2014 года с иском к РФ о незаконном вторжении на нашу территорию, о проведении там террористической операции. Тогда был бы зафиксирован этот статус-кво.

Нарушены права нашего государства называться независимым, соборным и целостным. Нашу территорию забрали, растоптав международное право, и верховенство этого права должно быть восстановлено по инициативе самой Украины.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.