Заключенных и пленных в непризнанных республиках содержат в разных условиях, – Букалов

13 декабря 2015 - 18:31 299
Facebook Twitter Google+
Правозащитник Александр Букалов говорит, что заключенных содержат в стандартных условиях, а условия, в которых живут пленные – очень разные

Говорим о ситуации в тюрьмах на Донбассе, обмене пленными и новом законе о сроках содержания в СИЗО с правозащитником Александром Букаловым.

Кирилл Лукеренко: Не так давно мелькнула новость, что украинской стороне были переданы пожизненные заключенные с Донбасса. Кто эти люди и почему их передали?

Александр Букалов: Эта маленькая часть заключенных, которые прибывали в одном из исправительных учреждений на Донбассе. Оно находится на линии разграничения, и в нем было много проблем в прошлом году. Давно возник этот вопрос, сейчас он решается. Передают тех, кто согласен. Передано 40-50 человек. Более 10 тысяч заключенных продолжают там находиться.

Кирилл Лукеренко: Почему переводят именно пожизненно осужденных?

Александр Букалов: Думаю, тут дело не в сроках, а в расположении колонии. Она близко к линии разграничения, и путь их перемещения мал.

Валентина Троян: В каких условиях там находились заключенные?

Александр Букалов: Я общался с людьми, которые оказались тут не вследствии передачи. Одну колонию разбомбили, разрушили ограду, разбежался персонал. Оттуда заключенные, выйдя на волю, пробивались туда, где не стреляли. Значительная часть пошла в сторону «ЛНР», но часть пошла и в сторону Украины. Около 20 человек содержится в Артемовском изоляторе. Они говорят, что было очень сложно. Там, где не было обстрелов, жизнь вошла в привычное русло. Уже нет голода, а раньше были такие моменты.

Часть заключенных хотели бы вернуться на территорию Украины, особенно те, кто родом не с Донбасса. В Енакиевской колонии было 150 пожизненно заключенных. 15 заключенных куда-то делось, возможно, им помогли бежать.

Кирилл Лукеренко: Ходят слухи, что в Луганске заключенным предлагали взять оружие и воевать на стороне «ЛНР»​ в обмен на свободу. Это правда?

Александр Букалов: Это проверить сложно. Но на основе той информации, которую я получаю, думаю, что это правда. Боевики захватывали колонии, называли 3-4 имени, а остальных не брали. Они знали, кого забирали. У той стороны ресурсы ограничены, им это было нужно.

Те, кто освобождаются, не могут никак обустроиться в реалиях новой жизни. Они идут к боевикам не из-за идеологии, а из-за безвыходности.

Важно другое, что бывают избиения заключенных. На украинской территории были шансы куда-то пожаловаться, чего-то добиться. Там некуда жаловаться.

Кирилл Лукеренко: Как отличаются условия содержания пленных и заключенных?

Александр Букалов: Их условия содержания отличаются от осужденных. Охраняет осужденных обученный персонал, соблюдая правила. Что касается содержания пленных, то там диапазон широкий. От более-менее приемлемых условий до ужасных.

Кирилл Лукеренко: Что мы можем сделать для пленных?

Александр Букалов: Приложить максимум условий, чтобы вернуть этих людей домой.

Кирилл Лукеренко: Есть ли на кого обменивать еще?

Александр Букалов: Да, конечно.

Кирилл Лукеренко: Это не парадокс, что есть суд, а мы просто обмениваем?

Александр Букалов: Нет, например, я знаю об условиях обмена российского майора на украинского пленного с позывным Рахман. Его осудили, потом он подал прошение о помиловании. президент его помиловал с перспективой обмена. После того, как он утратил статус юридически осужденного, его обменяли. Украина старается соблюсти все юридические процедуры.

Кирилл Лукеренко: Вы поддерживаете законопроект о сокращении срока пребывания в СИЗО. В нем прописано, что день содержания в СИЗО засчитывается за два дня срока наказания. Как вы к этому относитесь?

Александр Букалов: Этот закон уже принят, но он не вступил в силу. Я думаю, что это положительный факт. Людей могут содержать в СИЗО по 4-5 лет. Эта норма может ускорить работу суда и сократить содержание в СИЗО.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.