Слушать

Зеленая энергетика — в первую очередь, бизнес, — эксперт

20 мая 2016 - 22:49 176
Facebook Twitter Google+
У нас самой дешевой считается атомная энергетика. Но США за 20 лет не построило ни одного атомного блока. В прошлом году они инвестировали 14 млрд долларов в зеленую энергетику, — эксперт

Говорим с вице-президентом Всемирной ветроэнергетической ассоциации Андреем Конеченковым о том, что такое «зеленая энергетика»? Какую энергетику можно назвать зеленой? Как она представлена в Украине?

Илона Довгань: В мире по разному используют ресурсы: в Норвегии — 65%, в Евросоюзе — 13%, а в Украине — 1-2%.

Андрей Конеченков: Не совсем правильно так говорить. Относительно тепловой энергии и электроэнергии есть совершенно разная статистика. Сегодня в ЕС производится порядка 15-16% электроэнергии. С точки зрения биоэнергетики, в Финляндии цифры доходят до 80%. Тепло и электроэнергию очень часто путают. Португалия с 7-го по 12-е мая вырабатывала 100% электроэнергии за счет возобновляемых источников.

andrey_konechenkov.jpg

Андрей Конеченков // «Громадське радио»
Андрей Конеченков

Дмитрий Тузов: А как им это удалось?

Андрей Конеченков: В первую очередь, все зависит от интереса и желания правительства инвестировать в зеленую энергетику. Это позволяет создавать рабочие места, новые предприятия, привлекать инновации. Сегодня это уже дешевая экономика. Это у нас самой дешевой считается атомная энергетика. Но США, ядерное государство, за последние 20 лет не построило ни одного атомного блока. В прошлом году они инвестировали 14 млрд долларов в зеленую энергетику.

Илона Довгань: А как на этом фоне выглядит Украина?

Андрей Конеченков: В производстве электроэнергии у нас сейчас примерно полтора процента, в тепловой энергии — примерно столько же. Но Украина позитивно выделяется на фоне других постсоветских стран. 

Дмитрий Тузов: Потому что недостаточно быстро развивается зеленая энергетика?

Андрей Конеченков: Зеленая энергетика — это, в первую очередь, бизнес. Когда бизнес заинтересован в инвестициях, — он будет развиваться. Для поддержки развития этой отрасли был введен зеленый тариф. Но у нас же много компаний задействовано в транзите газа, нефти, атомной энергетики.

Когда бизнес заинтересован в инвестициях, — он будет развиваться.

Дмитрий Тузов: Они не дают развиваться альтернативной энергетике?

Андрей Конеченков: Я, например, очень четко вижу давление со стороны «Энергоатома». Он настаивает на введении ответственности за небаланс. Нужно помочь альтернативной энергетике и не создавать барьеров, которые отталкивают инвесторов. Новый министр энергетики уже сегодня заявляет, что зеленая энергетика должна быть в приоритете, — это радует.

Илона Довгань: Насколько мы сейчас готовы больше пользоваться альтернативными источниками энергетики?

Андрей Конеченков: У нас уже есть достаточно большое количество проектов. В Херсоне ветростанции работают с коэффициентом 45%. Мы сегодня вышли на современный уровень развития электроэнергетики.

Дмитрий Тузов: Если механизмы стимулирования иностранных инвестиций существуют, то почему инвесторы не приходят?

Андрей Конеченков: Тот, кто себя называет инвестором, не всегда им является. Часто приходят посредники, которые хотят заработать на том, что найдут инвесторов. Кроме этого, есть экономическая и политическая составляющая: высокие проценты по страхованию кредитов отталкивают иностранных инвесторов. Но национальный инвестор уже видит, что зеленая энергетика — это не просто бизнес, а то, что сегодня развивается во всем мире. И сегодня, несмотря на военные действия, начали развиваться новые проекты. Если новый Кабмин не будет вставлять палки в колеса, как прошлый, то в следующем году мы уже увидим реальные показатели.

Илона Довгань: Есть ли в Украине политическая воля, направленная на развитие этого сектора?

Андрей Конеченков: Комитет ВР по топливу и энергетике на нашей стороне, они готовы сделать максимум для того, чтобы зеленая энергетика развивалась без каких-либо барьеров. Сегодня нам противодействует Минэнергоуголь, есть проблемы с Кабмином, но учитывая последнее заявление министра, мне бы очень хотелось услышать, как он представит новую энергетическую стратегию Украины.

Дмитрий Тузов: Как договариваться с «Энергоатомом» и Минэнергоуглем, за которыми огромные ресурсы и деньги?

Андрей Конеченков: Сегодня я вижу поддержку со стороны депутатского корпуса, есть некоторые чиновники и в министерствах. Когда мы начнем создавать честный рынок и интегрироваться в европейский, нам придется показать реальные цены на энергию, произведенную из различных ресурсов.

Илона Довгань: Может быть, бизнесу нужны определенные льготы, чтобы он активнее работал?

Андрей Конеченков: Бизнесу дают льготы, но потом их очень быстро забирают. Есть хотя бы зеленый тариф и депутатская группа поддержки, которая реально помогает развитию этого сектора.

Илона Довгань: Можно ли в Украине задействовать больше населения для развития альтернативной энергетики, как это делают в Норвегии и Литве?

Андрей Конеченков: Мы были инициаторами введения зеленого тарифа для малых ветроустановок в домашних хозяйствах. Сегодня мы инициируем единый зеленый тариф для домашних хозяйств на все виды возобновляемой энергии. Глава Госэнергоэффективности Савчук заявил о том, что рассматривается вопрос кредитования и поддержки именно зеленой энергетики для домашних хозяйств.

Сегодня мы инициируем единый зеленый тариф для домашних хозяйств на все виды возобновляемой энергии.

Илона Довгань: Но теперь ведь такие проблемы с газом и его ценой.

Андрей Конеченков: А кто-то на этом зарабатывает. Кому-то выгодно не считать количество энергии, которое списывается. Наверняка я потребляю дома меньше электроэнергии, чем то количество, за которое мне приходится платить.

Дмитрий Тузов: Есть ли в Украине успешные примеры, когда люди попрощались и с газом, и с нефтью, и теперь сами себя обеспечивают энергией и теплом?

Андрей Конеченков: Такие проекты есть, но они стоят достаточно дорого. Не каждый человек может себе это позволить.

Дмитрий Тузов: После того, как Россия оторвала у нас Крым, в каком регионе теперь наиболее активно развивается ветроэнергетика?

Андрей Конеченков: В Крыму у нас оторвали в основном старые станции, лишь одна была современная. Но теперь активнее всего эта сфера развивается в Херсонской, Николаевской, Одесской, Запорожской и в части Донецкой области. Недавно запустились проекты в Ивано-Франковской, Львовской области и в Закарпатье. У нас нет другого выхода, кроме как развиваться.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.