Слушать

Жилье для крымских переселенцев — все ли способы хороши?

16 ноября 2017 - 16:11 36
Facebook Twitter Google+
О развитии общины переселенцев говорим с председателем правления общественной организации «Крымская диаспора» Анатолием Засобой

Говорим и о возможностях для переселенцев получить собственное жилье, а также вспоминаем программу обмена жилья для переселенцев из Крыма 2015 года, известную по нескольким журналистским расследованиям.

 

Виктория Ермолаева: В Киеве прошел уже пятый форум, четыре форума до него назывались «форумами переселенцев», этот форум из себя понятие «переселенец» убирает? Постепенно отходит от этого?

Анатолий Засоба: Да. Будучи переселенцами и с самого начала много работая с внутренне перемещенными лицами из Крыма, потом с Донбасса, мы постепенно интегрируемся. И даже через такие платформы, как форум, все чаще напоминаем, что как можно меньше должны звучать термины «внутренне перемещенное лицо», «переселенец», потому что это все-таки разделяет и отделяет — выделяет каким-то образом граждан Украины, которые де-факто живут уже в новых принимающих территориальных громадах.

По нашему исследованию, уже более 80% не планируют возвращаться на оккупированные территории, а соответственно — уже надо идентифицировать нас, переселенцев, как членов местной территориальной громады.  

Виктория Ермолаева: 80% переселенцев — это члены общественной  организации «Крымская диаспора» или был какой-то опрос?

Анатолий Засоба: Год назад мы проводили всеукраинский опрос, в котором приняли участие 2600 переселенцев по всей стране. Результаты опроса легли в основу лоббирования небезызвестного законопроекта № 4550 (теперь закона № 1954), который позволяет переселенцам претендовать на финансирование программы «50/50» и 7% льготного кредита. Для нас был немаловажным акцент «чи планують повертатися на окуповані території в найближчі п’ять років» (неважно, переселенцы из Крыма или с Донбасса). 77% тогда ответили, что не планируют.

Виктория Ермолаева: На форуме, который прошел в Киеве не так давно, вы поднимали важные вопросы для переселенцев: жилье, его наличие или отсутствие, образование. Что еще? Какие аспекты и главные выводы сделаны на основе вашей работы за последний год? 

Анатолий Засоба: Особенность этого форума заключается, в первую очередь, в том, что мы не говорим отдельно о переселенцах, чтобы не разделять переселенцев от местной громады.

Следующей особенностью было то, что в фокусе внимания уже не проблематика внутренне перемещенных лиц, а некая объединяющая тема социально-экономического развития Киевщины — какой вклад мы можем сделать вместе, чтобы Киев и Киевская область развивались и всем от этого было лучше.

Две темы были посвящены социальному развитию, на панельных дискуссиях обсуждали тему образования взрослых, а вторая тема — альтернативное детское образование. Мы обсуждали две экономические темы — тема земли и доступного жилья и социального предпринимательства.

Нам было важно «красной нитью» через весь форум показать, что переселенцы — ресурс, возможности для принимающей громады, это интеллектуальный вклад в ее развитие

В детской панельной дискуссии говорили о примерах альтернативных школ, многие слышали о хоумскулинге, хабскулинге, альтернативном домашнем дистанционном образовании. Эти темы с появлением переселенцев — двух миллионов человек по всей стране — обострились и стали актуальными.

Мы приводили примеры, какие выигрыши от этого есть для местной громады. Например, Украинский фонд социальных инвестиций презентовал результаты уже двухлетней работы в сотрудничестве с немецким банком «KfW». Киеву было выделено пять миллионов евро на создание двух тысяч дополнительных койко-мест в детских садах — это проблема, которая волнует каждого жителя, каждую семью, проживающую в Киеве, потому что не хватает мест. И от этого выиграли как местные жители, так и переселенцы, потому что дополнительно создано целых две тысячи мест. Но этот ресурс было возможно привлечь в столицу исключительно потому, что каждый десятый переселенец проживает сегодня в Киеве — а это более 230 тысяч переселенцев из Крыма и с Донбасса. 

Виктория Ермолаева: Но это в основном съёмное жилье?

Анатолий Засоба: Да, по тому же исследованию, которое мы проводили год назад, 94% переселенцев вынуждены самостоятельно снимать жилье.

Виктория Ермолаева: В Киеве или по Украине?

Анатолий Засоба: По Украине. В Киеве такой же тренд. Меньше одного процента людей живут во временных поселениях, которые обеспечили либо волонтеры,  либо государство и поддерживают международные организации. И буквально единицы людей, которые смогли решить вопрос с покупкой, продажей на оккупированных территориях недвижимости и с приобретением на новом месте.

Виктория Ермолаева: На сайте общественной организации «Крымская диаспора» я сразу вижу баннер «Станьте участником программы «Земля и доступное жилье», есть инструкция, как стать участником. А что вы предлагаете? Я так понимаю, нужно вступить в организацию, заплатить членские взносы?

Анатолий Засоба: Общественная организация занимается тем, что поддерживает и заботится о членах своей организации. У нас, как и у многих общественных организаций, есть понятие членских взносов — 50 гривен в месяц. Более тысячи человек на сегодняшний день являются официально членами организации, поддерживают нас таким образом. Вступительный взнос — 100 гривен, 50 гривен ежемесячно.

На сегодняшний момент мы известны тем, что смогли добиться выделения 67 гектаров земли в Киевской области, 560 семей-переселенцев на сегодняшний момент в процессе оформления. Год назад 400 семей уже получили право собственности на земельные участки от 9 до 11 соток согласно закону о бесплатной приватизации. 

Виктория Ермолаева: В этом году вы подали какое-то количество документов и после 2016 года есть конкретные положительные примеры, когда вы получили землю?

Анатолий Засоба: Нет. Только весной мы проработали 600 населенных пунктов, это большой объем работы: организовать переписку с ними, направить письма, получить ответы. На сегодняшний день у нас есть положительные решения и понимание, что порядка 60-ти земельных участков мы можем передать переселенцам, есть договоренности на уровне местной власти. Сейчас прорабатываются моменты по документам и условиям принимающей громады.

Виктория Ермолаева: Какие могут быть условия?

Анатолий Засоба: Например, пожелания, чтобы это были многодетные семьи, семьи с детьми, чтобы село оживало.

Виктория Ермолаева: Но это какая-то дискриминация по признаку отсутствия детей.

Анатолий Засоба: Согласен. Но на сегодняшний момент переселенцы пока не являются де-юре членами территориальной громады, мы не имеем права голоса, на усмотрение местной громады и руководства населенного пункта выдается или не выдается земельный участок. Поэтому они иногда выражают свои пожелания относительно приоритетности перед семьями с детьми, и они тоже делают это с какой-то целью. 

Виктория Ермолаева: В 2015 году «Крымская диаспора» предлагала переселенцам из Крыма способ решения проблемы с жильем — обмен крымской квартиры на киевскую. Тогда было несколько крупных расследований (на СorruptUA,  на Радио Свобода и на «Громадському Телебаченні») о том, что фирма, которая предлагала такую схему, является мошенницей. Вы тогда утверждали, что проверяли эту фирму, поэтому «Крымская диаспора» рекламировала этот способ.

Анатолий Засоба: Рекламировать, конечно, некорректное слово. Мы предлагали такую возможность. Сами крымчане обратились к нам с этим предложением и да, это во многом оказались проблемные застройки господина Войцеховского, который предлагал такую программу обмена. Мы, приехавшие на новое место, не знали порядков, что собой представляет рынок недвижимости в Киеве, это сейчас понимаем, что и днем с огнем не сыщешь нормальные законные застройки в Киеве.

Но тогда это был единственный такой вариант (он во многом и сейчас таким остается) возможности абсолютно законно произвести обмен крымской недвижимости на киевскую. Данный застройщик был заинтересован получить крымскую недвижимость и все делал абсолютно законно по доверенностям, по документам и отдавал инвестиционные договоры на строящиеся дома в Киеве. Путь оформления абсолютно законен, вопросы возникают только на этапе, когда мы говорим про сам объект недвижимости в Киеве, который является проблемным. Можно привести в пример ЖК «Маргарита» — один из объектов Войцеховского.

Виктория Ермолаева: Также «Олимпийский городок» и «Совские ставки».

Анатолий Засоба: Там был ряд объектов, которые предлагались. Но я знаю семьи, которые сегодня живут в квартирах, которые они обменяли. В частности, в «Маргарите», я знаю истории семей, которые участвовали в программе обмена. Поймите, есть же люди, которые невъездные в Крым, для них вариант обмена единственно возможный. Те люди, которые не брезгуют оформить российский паспорт, пойти переоформить недвижимость и ее продать — это другая история. Но я очень рад сегодня праздновать новоселье с теми людьми, которые там живут — это их стены.

Виктория Ермолаева: Но они в любой момент могут оказаться на улице, если застройка признается незаконной.

Анатолий Засоба: Там абсолютно равные условия для тех, кто в этой истории участвует: крымчане, переселенцы никоим образом не отличаются от любого другого инвестора в этом проекте, который киевлянин, представитель другой области, который вложился в эту стройку, сегодня там живет и сталкивается с этими проблемами.

Они знали, на что шли в той ситуации, наша роль была информировать людей о такой возможности. Я лично горжусь тем, что ряд людей имеет крышу над головой, стены, не вынуждены арендовать жилье, они сегодня там живут и их семьи пополняются и развиваются.

Виктория Ермолаева: Но все равно остается проблема незаконности этих застроек.

Анатолий Засоба: Но это же не проблема переселенцев. Это вопрос киевской власти, что они будут делать с этими застройками.

Виктория Ермолаева: Вы считаете, это был равный обмен: квартиру в Крыму, которая была официально оформлена и не в проблемной застройке, на проблемную в многоэтажке Киева?

Анатолий Засоба: Думаю, вы можете открыто задать этот самый вопрос людям, которые живут в этих квартирах: насколько они довольны, что когда-то сделали такой выбор и поучаствовали в такой программе.

Виктория Ермолаева: Сколько семей, которые так обменяли квартиру?

Анатолий Засоба: Я знаю несколько семей, которые являются членами «Крымской диаспоры». Но знаю, что несколько десятков семей оформляли таким образом по программе обмена и смогли наконец-то попрощаться со своей крымской недвижимостью.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.   

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.