Жизнь Кремля — гораздо большее таинство, чем роды — российская журналистка

17 августа 2016 - 19:51
FacebookTwitterGoogle+
18 августа в 19.00 в ИЗОЛЯЦИИ состоится открытие выставки известной российской фотожурналистки Виктории Ивлевой «Рождение Украины»

Весной 2016 она объехала все областные города Украины и сняла роды как символ рождения новой национальной идентичности украинский. Как осуществлялся проект и что Виктория хочет снимать в России — далее в материале.

Лариса Денисенко: Ваш новый проект — почему возникла такая идея и в чем она заключается?

Виктория Ивлева: Она возникла еще год назад. После Майдана у многих было ощущение, что в вашей стране родился новый народ, новая нация. Возникла другая Украина. После событий было сложно найти новый символ, фотографический символ. Но в какой-то момент я поняла, что если родился новый народ, то это роды, можно это показать через этот символ. Появилась идея объехать всю Украину и снимать роды. Мне очень помогало министерство охраны здоровья. Роды снимали с разрешения рожениц. Думаю, что ничего неприличного в моих снимках нет. Там показана красота человеческого тела, человека, счастье рождения, боль, кровь. В большинстве случаев в результате этих мучений появляется новая жизнь.

Лариса Денисенко: Много ли отцов присутствовало при родах? Или это таинство для матери, ребенка и врача?

Виктория Ивлева: Это таинство очень условное. Думаю, таинство про жизнь Кремля и отдельных персонажей гораздо большее, нежели роды. Но да, отцы присутствовали. Одни не могли смотреть на страдания жены, другие выходили и занимались своими делами. Но были и те, которые переживали это все вместе с женами. На них было так прекрасно смотреть, так приятно. Я видела, насколько для женщины важно присутствие мужа. И я призываю поддерживать своих жен. Сейчас и врачи одобряют это. Один из пап даже сказал мне, что после родов понял, насколько мужчины слабый пол.

Я снимала в общей сложности 50 родов, один день — один город. За два путешествия нон-стоп я снимала тех, кто там был и соглашался. Ничего запланировано не было.

Лариса Денисенко: Каким проект получился эмоционально?

Виктория Ивлева: Мне кажется, эта работа очень сильна эмоционально. Она о том, о чем я хотела сказать: о любви, о смысле жизни, свободе, красоте и уродстве человека. Это о жизни и о самых пиковых ситуациях.

На Майдане же старая рухлядь, которая не могла взрослеть, умерла на Майдане и переродилась.

Лариса Денисенко: Говорят, что у украинцев нет этой взрослой ответственности. Дает ли фотопроект ответ на вопрос, появится у нас ли эта ответственность?

Виктория Ивлева: Это связано с советскими синдромами. Люди от этого избавляются, люди говорят, что все зависит от них. Это снятие коммунистического бушлатика, его остатков. И это замечательно.

Был вопрос с Крымом. Я не хотела туда ехать еще с времен аннексии. Надо же было уговаривать людей, а вдруг они пророссийски настроены? И поэтому я нашла переселенцев и снимала роды в их семьях.

Выставка будет проходить с 18 августа до 4 сентября в Изоляции. Там для выставки предоставили огромный зал. Фотографии напечатаны на ткани, будут висеть в воздухе, прямо как паруса.

Лариса Денисенко: Вы бы взялись за подобный проект, который показывает Россию?

Виктория Ивлева: Я снимаю женские тюрьмы, зоны, где женщины содержатся с грудными детьми. Время от времени я возвращаюсь к этой теме.

Как может мне не быть интересна собственная страна, которая обманывает весь мир? Я очень часто говорю, что все, что я делаю, вся эта моя помощь Украине — я это делаю и для России тоже. Мне за мою стыдно, но мне ее и жалко. Там огромное количество необыкновенных людей. Но пока я еще ничего не собираюсь делать, нужно после этого проекта отдышаться. Но вот похороны одного человека я бы с радостью пошла снимать. Но и это не решение проблемы.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.