Журналистская этика: можно ли показывать отрубленные головы по телевидению?

05 марта 2016 - 10:15 231
Facebook Twitter Google+
С медиаэкспертом Светланой Остапой говорим о том, стоит ли телеканалам сообщать плохие новости с помощью шокирующего визуального ряда

Ирина Соломко: На «Первом канале» в России с подробностями показывали, как узбечка ходила по Москве с отрезанной головой ребенка. Нужно ли сообщать настолько плохие новости, и если да, то как их нужно это делать? Где находится грань, которую не стоит пересекать?

svetlana_ostapa_0.jpg

Светлана Остапа / «Громадське радио»
Светлана Остапа

Светлана Остапа: Новости бывают и плохие, и хорошие, но их все равно нужно сообщать. Я смотрела это видео, там все показано издалека, без особых подробностей. По журналистским стандартам, рассказывая о таких событиях, нельзя показывать много крови, отрезанные части тела крупным планом. Даже когда речь идет о войне.

В контексте этой истории меня больше возмутил тот факт, что женщину в заголовках называют убийцей, мол, она созналась. Но суд над ней еще не состоялся, поэтому должна существовать презумпция невиновности. До решения суда нельзя называть человека убийцей.

Ирина Соломко: Расскажите об украинском этическом кодексе подробнее. Как он действует на практике? Что бывает за нарушение его статей?

Светлана Остапа: Раньше таких кодексов было два, а несколько лет назад Комиссия по журналистской этике объединила их в один. Он состоит из 18 статей. За нарушения этих норм нельзя осудить юридически, но будет осуждение со стороны коллег.

Что же касается сюжетов с участием детей, то существует некая всемирная норма: иностранные каналы не показывают даже лицо ребенка, если он оказывается в числе прохожих на фоне сюжета. А в этом случае вообще никто не подумал о родителях ребенка.

«Первый канал», «РИА Новости» сделали это сознательно, чтобы отвлечь зрителей от реальных экономических проблем. К тому же, это подогревает ненависть к исламистам, эту женщину уже клеймят террористкой.

Алексей Бурлаков: Как стоит сообщать плохие новости?

Светлана Остапа: Их нужно сообщать, но в контексте реальной жизни. Если состоялось такое убийство, то потом необходимо привести статистику, сколько подобных убийств случилось за последний год. Также нужно все время помнить о зрителях со слабой психикой, чтобы такой сюжет не стимулировал их самих совершить подобное.

Ирина Соломко: После того как украинские военные покинули донецкий аэропорт, в сети появились оттуда видео, показывающее тела убитых, и фрагменты этого видео были продемонстрированы некоторыми украинскими телеканалами. Это было невыносимо смотреть. Кто должен за этим следить, и как на такое реагировать?

Светлана Остапа: Любой зритель может подать жалобу в Национальный совет по телевидению и радиовещанию, если увидет подобное на своем телеэкране.

Нужно понимать, что некоторые каналы показывают такие новости сознательно, как раз стараясь привлечь и шокировать этим зрителя и накрутить свои рейтинги. Это так называемые «желтые» каналы, пользующиеся правилом шести «с» — страх, скандалы, сенсации, смех, секс, смерть и одного «д» – деньги.

Алексей Бурлаков: Канал «Интер» начали пересматривать только после того, как его заблокировали бойцы «Азова». Почему жалобы в адрес канала долгое время игнорировались?

Светлана Остапа: Каналы не хотят ничего менять. Нашим менеджерам тяжело разрушить прежние схемы. Их удовлетворяют рейтинги, но они не хотят понимать, что сами их создают, предлагая зрителю определенный продукт, который могли бы заменить чем-то более качественным, и люди бы тоже его смотрели.

По большому счету, у нас все каналы убыточные, их финансируют инвесторы. Эту тенденцию должно сломить общественное телевидение, которое начинает создаваться. Оно будет обращать внимание на менее рейтинговые темы. И тут у граждан появляется важная миссия – хотите видеть что-то отличное от обычных каналов, помогайте развивать общественное телевидение.

Алексей Бурлаков: Общественное телевидение может быть государственным?

Светлана Остапа: Нет, но оно может финансироваться из госбюджета. Главное, чтобы это была отдельная строка, а не финансирование под эгидой какого-то депутата. Это будет около 0,2% из бюджета.

Ирина Соломко: Есть информация, что после реформы канал «UA:Перший» съехал с 7-го на 22-е место в рейтингах.

Светлана Остапа: Разумеется. Там ведь убрали рейтинговые развлекательные программы: не только Шустера, а и концерты Поплавского, которого очень любят смотреть в селах.

Но в целом у общественного телевидения будет 32 субъекта, это не только «UA:Перший». И очень важно дать всем этим каналам свободу, чтобы они сами могли принимать решения и развиваться.

Ирина Соломко: Они станут самостоятельными?

Светлана Остапа: Да, скоро пройдет назначение руководителя общественного телевидения, которого будут выбирать на прозрачном конкурсе члены Наблюдательного совета.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.