Слушать

«Звонят коллекторы? Лучше никак не реагировать», — юрист

15 января 2017 - 21:38 4335
Facebook Twitter Google+
«Коллекторы в законе»: кто такие частные исполнители? Как они могут воздействовать на должников и часто ли переходят рамки дозволенного?

О работе коллекторов и о том, как с ними бороться, говорим с юристом Дмитрием Головко.

Григорий Пырлик: Что поменялось в 2016 году в этой сфере?

Дмитрий Головко: В Украине внедрили частную исполнительную службу. Пока неизвестно, что это принесет Украине. Частная исполнительная служба не имеет никакого отношения к коллекторским службам, которые действуют на рынке Украины и пытаются выбивать долги банков. По факту, коллекторов как таковых в Украине не существует. Это финансовые факторинговые компании, которые перекупают долги. То есть коллекторская служба с точки зрения юриспруденции — это простые юристы, которые выбивают долги путем обращения в суд. Но так как это очень долго, дорого и не выгодно, внедряется термин «коллекторы». Люди боятся этого термина, поэтому эти компании позиционируют себя так. Хотя в их установочных документах вы не найдете такого определения. В своей работе они используют психологическое давление. Это психологическое давление осуществляется тремя способами — это телефонные атаки, смс или даже выезды на дом. Конечно, в последнем случае они ведут себя достаточно корректно, но их задача — надавить на человека. Человек не знает своих прав, поэтому это может сработать.

Ирина Ромалийская: Это о том, кто такие коллекторы, а теперь расскажите о том, кто такие частные исполнители.

Дмитрий Головко: Частная исполнительная служба появилась 5 октября 2016 года. Об этом говорится в новом законе о частной исполнительной службе, где предусматривается предоставление услуг по принудительному исполнению судебных решений частными лицами. Для совершения такой деятельности исполнители должны будут получить лицензию в Минюсте, пройти стажировку и сдать экзамены. Они получат определенные полномочия, которые прописаны в законе, и будут осуществлять свою деятельность в каком-то районе. Если вы открыли частную исполнительную службу в Шевченковском районе, вы должны работать только в Шевченковском районе.

Ирина Ромалийская: В Шевченковском районе должен находится ответчик?

Дмитрий Головко: Должник. Он может там не проживать, но он должен быть там зарегистрирован. Тогда он попадает под юрисдикцию конкретного частного исполнителя.

Ирина Ромалийская: Вы говорите об этом в будущем времени. Система еще не работает?

Дмитрий Головко: Мне не известно об уже открытых и зарегистрированных частных исполнителях. Закон принят, но процедуры еще нет. В целом, паниковать не стоит. Они не имеют никакого отношения к коллекторам. В обществе принятие этого закона вызвало очень большой резонанс. Причины этого резонанса понятны. Конечно, это сделано не вовремя. У людей это вызывает страх того, что частная исполнительная служба буде злоупотреблять своими правами. Когда человека по телефону терроризируют коллекторы, он ничего не может с этим сделать. Единственная его помощь — понимание того, что это давление, и реагировать никак не нужно.

Григорий Пырлик: У меня нет кредита, но кредит есть у моей знакомой, которая живет в другом городе. Она говорит, что не оставляла мой телефон представителям компании. Кстати, это компания «УкрБорг». Видимо, они его где-то нашли, и мне в течении недели с 7 утра до 10 вечера поступали звонки с разных номеров. Предлагаю послушать запись звонка, который я слушал на протяжении недели.

Григорий Пырлик: Я звонил по этому номеру. Один раз мне удалось дозвониться. 

Ирина Ромалийская: Они ссылаются на закон о частных исполнителях, но вы говорите, что таких у нас еще не зарегистрировано. Давайте попробуем позвонить по этому номеру.

Дмитрий Головко: Ваше беспокойство мне понятно. Но у меня это вызывает только улыбку. За 8 лет работы в этой сфере я понял, что проблема проста — у нас не существует закона о том, что можно, а что нельзя. В этой сфере царит хаос. Возможно, ваша знакомая брала беззалоговый кредит. В этом случае они просят дать несколько номеров друзей, которые могут подтвердить ее личность. Зачем? Чтобы, когда она перестанет платить, терроризировать ее друзей или родственников. Существуют десятки случаев, когда кредиторы устраивают жесткий «троллинг» должников в соцсетях. Нет закона, который запретил бы вторгаться в частную жизнь человека.

Григорий Пырлик: Что нужно делать, если звонят коллекторы?

Дмитрий Головко: Ничего. Можно просто посмеяться и не обращать на это внимание. Конечно, вы можете попытаться обратиться в полицию. Но вы столкнетесь с тем, что дело не будут расследовать.

Ирина Ромалийская: Но распространение номера мобильного телефона — это другое дело.

Дмитрий Головко: Да, это разглашение личных данных. Но бывают такие случаи, когда коллекторы находят номер ваших соседей и терроризируют их, чтобы те терроризировали вас.

Ирина Ромалийская: По телефону, который мы услышали в эфире несколько минут назад, так никто не ответил.

Григорий Пырлик: Сколько подобных компаний работает на рынке?

Дмитрий Головко: Сложно понять, сколько их. Просто потому что понятия «коллекторы» не существует. Это может быть любая финансовая факторинговая компания. Самой серьезной проблемой является то, что банки пытаются бездумно и массово кредитовать розницу, а потом не могут собрать долги. С юридической точки зрения это очень сложно. Осознавая эту реальность рынка, они пытаются выбивать долги таким образом. В результате звонят кому угодно. Когда-то кто-то дал мой личный номер в «ПриватБанке» при оформлении беззалогового кредита. Мне звонили в течении полугода и пытались найти человека, которого я даже не знаю.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.