Интервью из «серой зоны»: Никто не возвращается. Неизвестность

20 мая 2016 - 18:39
FacebookTwitterGoogle+
Люди, живущие в прифронтовых населенных пунктах Донецкой области, в так называемой «серой зоне», живут в состоянии постоянной неопределенности: страхе и неуверенности в завтрашнем дне

Наш корреспондент Дмитрий Пальченко пообщался с жителями поселка Желанное и Сергеевка. По словам людей, стрелять стали меньше, но оживления в их поселках не наблюдается — предприниматели боятся открывать какие-либо предприятия, а существующих в округе рабочих мест не хватает даже тем, кто остался.  Поэтому переселенцы не спешат возвращаться домой.

Светлана Сосновская живет в посёлке Желанное. Её населенный пункт находится недалеко от Авдеевки, города, где регулярно происходят боевые столкновения. Поэтому тут мало рабочих мест, жители разъехались из- за опасности для жизни, увезли свои семьи.

У Светланы двое детей, она не уезжала из родного посёлка с начала конфликта. 

«Война началась, мы не уезжали. Хотя, уехать хотелось, потому что и работы не было, и помощи никакой. Молодёжь сами знаете, куда пошла…

‒ Куда пошла молодёжь?

‒ На ту сторону.

‒ В ополчение?

‒ Да. Такая ситуация конечно…В основном люди ездили в Донецк и Авдеевку. Авдеевский завод «Химик» — там рабочие места. В Красноармейск мало ездили, потому что электричка ходила на Донецк и автобус тоже. Потом всё это прекратилось. Люди стали жаловаться, потому что сидят без работы, это им надоело. В магазинах жалуются, что людей сейчас мало. Помощь пришла продуктовая и пенсионеры уже не ходят в магазин. Продавцы такое говорят.

‒ Скажите, какой основной страх у людей, которые живут в посёлке?

‒ Страх был в начале, что война придёт. Вот я помню, ходила в магазин и знакомая говорит: а что будет? А что будет? А вот придут…Стреляли, конечно. Где-то слышали.

‒ Помимо того, что война придёт, есть какие-то беспокойства у людей?

‒ Безысходность, потому что не знают, что будет.

‒ Потому что люди не уверены?

‒ Да. Люди не уверены. Особенно бизнесмены, у которых магазины. Они не знают, потому что кто-то давно уже занимается бизнесом, а кто-то открыл магазин и не знает что дальше ему делать. Вот что дальше будет неизвестно.

Еще один житель Желанного — Николай Сичкарев. Он тоже не уезжал из поселка с начала конфликта. Продолжал работать на местной шахте. Николай говорит, что несмотря на то, что многие уехали, некоторая часть людей осталась. И они продолжают жить и работать здесь, несмотря на угрозу для своей жизни.

«Мы тут живём, можно сказать, в прифронтовой зоне. Зона АТО. Слышны выстрелы. Бывает и страшновато. Сейчас уже реже стреляют. Люди в начале уезжали, а сейчас начинают оставаться.

‒ Возвращаются?

‒ Бывает, что некоторые возвращаются. Потому что, там не получилось. Там не устроились. Приезжают обратно.

‒ Вы не выезжали? Всё время здесь были?

‒ Да. Всё время здесь был.

‒ Не пробовали выехать, где-то там устроиться?

‒ Та просто некуда. Да и всегда надеемся на лучшее, что всё будет нормально, всё будет мир, и всё это уладится. Я работаю тут на шахте. Посёлок не бросаем. Привыкли жить здесь. Надеемся, что всё наладиться, что будет работа. Авдеевский коксохим работает, хотя и под бомбёжками и под выстрелами. Ездят туда люди работать, деваться-то некуда».

Владимир Николаевич Заикин из соседнего села Сергеевка. Он говорит, что люди многие уехали и не возвращаются, потому что их настораживает происходящее. Они ждут, пока всё утихнет, и пока не спешат возвращаться в родное село.

«Я из Сергеевки. Живу там почти лет 15.

‒ Сергеевка как далеко от фронта?

‒ Сейчас боевые действия идут в Ясиноватском районе. Какое расстояние до тех мест я не знаю. Работы сейчас у многих нет.

‒ А до этого, где работали в основном?

‒ Работали, кто-то на железной дороге, кто-то — ездил в Донецк. Большинство в Донецк ездили. А сейчас, кто устроился, ездят в Красноармейск. Но таких очень мало. В основном люди без работы.

‒ Люди не возвращаются? Уехали и не вернулись?

‒ Пока никто не возвращается. Ждут, пока все утихнет. Неизвестность. Просто думают, может быть, что-то сдвинется. Людей это настораживает».

Дмитрий Пальченко, Валентина Троян из Донеччины для «Громадського радіо» 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.