Слушать

Когда Славянск освободили, город был вымерший, — волонтер

22 февраля 2016 - 12:42 346
Facebook Twitter Google+
Виктория Горбанёва волонтёр из города Славянск, в прошлом предприниматель. Она, бросив работу, посвятила себя волонтерской деятельности, занимается плетением маскировочных сеток и «кикимор»

В перерыве между очередными заказами Виктория рассказала свою историю, о том, как возвращалась в полупустой город, в котором еще «пахло смертью». А также поделилась, как проходят будни волонтёрской деятельности в освобождённом городе:

— Второй год занимаемся плетением сеток, маскировочных костюмов, «кикиморы», всё, что нужно для армии. У нас была Лариса Марапулец, которая создала нашу группу. Начинали с того что красили лавочки, мосты в Славянске. А уже ближе к осени она договорилась за библиотеку и с этого момента началась наша работа. 

Славянск освободили 5 июля. До середины августа месяца здесь людей практически не было.

Город был полупустой. Начинают люди потихонечку возвращаться. В августе какое то движение людей.  Город вымерший, это надо видеть. Это надо нюхать. Потому что город мёртвый был. Но люди потихонечку стали собираться.

vyktoryya_gorbanyova_0_0.jpg

Виктория Горбанёва / «Громадське радіо»
Виктория Горбанёва

— Вы выезжали?

— Я выезжала из-за того, что ребёнок сдавал ЗНО, а муж оставался. Я выехала 29 июня, в мой дом попали. В принципе, мы в таком районе жили, там у нас было более-менее спокойно. В центре вообще жить нельзя было. В сентябре началось «Вече». Люди, которые «проукраинские», начали искать друг друга. Никто до этого, никто друг друга не знал. Появилось «Вече» в facebook люди начали об этом писать. Те кто видят, что красят заборы.

— В национальные цвета?

— Да! Лавочки красили. Это всё было на свои деньги. Знакомились. Кто? Где? Как? Увидели, подходили и знакомились. Вот так группы и организовывались. Вот все, кто у нас сейчас работают это тот костяк, который сформировался тогда. Людей было больше, сейчас меньше.

— Какое количество людей у вас?

— Максимум 20.

— По всему Славянску?

— Да!

— А название вашей организации?

— «Славні дівчата» в facebook. У нас своя страничка. Там мы пишем о своей работе. Делаем не для того, чтобы о нас знали, просто из-за того, что нам помогают.

— Отчёты для тех, кто помогает?

— Да! Потому что у нас есть и девочка из Германии, которая нам и деньги высылает и балаклавы сама шила и присылала. Есть с западной Украины, присылают нам ткань. У нас есть куратор, который по маскировочным сетям по Киеву. Она нам организовала контакты с фабрикой, где нам лоскутики нам присылают. А начиналось всё с того, что ходили с протянутой рукой и просили деньги, просили ткани. Девочка сегодня пришла — тысячу принесла. На основу сетки нужно 2000 гривен. Работаем так: две сетки в неделю, это минимум.

— С какими родами войск вы сотрудничаете? Как у вас это происходит?

— У нас это происходит это так. Есть у нас Саша, который ездит на блокпосты, он налаживает сотрудничество. А потом мы видим свои сетки и в Широкино, и Дзержинске, Новгородском, Бахмуте (Артёмовске) и на 30-ом блокпосту. Он сам лично возит (Саша, — ред.). Кроме сеток он возит и продукты, и всё остальное. Поначалу он искал блокпосты, про которые люди просто забыли. Бывает такое, девочки знакомятся с военными, те приходят и говорят: «Нам надо». Маскировочные костюмы есть, дали. Пришли сегодня, кикиморы нужны. А последние мы уже отдали. Опять надо. Даже с 95-ой, как только всё начиналось, они на Славкурорте сидели, мы под них шили маскировочные костюмы. Даже на «киборгах», на ребятах. Они мерили, сделали свои замечания, выкройку сделали. То есть работаем на всех. Мы не спрашиваем: откуда? Потому что приезжает разведка, они не заходят. Нам нужно, разведчикам то и то. Раз мы сделали. Откуда? Что? Мы не спрашиваем. Работаем на всех.

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.