Слушать

«Мой дом, как решето», — жительница Марьинки переживает вторую войну

29 февраля 2016 - 16:04 239
Facebook Twitter Google+
Ольге Ивановне 81 год. Она живет на окраине Марьинки в трехстах метрах от укрепрайона боевиков т. н. «ДНР». Это её вторая война

Обстреливают и днем, и ночью, жалуется Ольга Ивановна. Сын, живущий в соседнем Донецке, не может приехать к ней уже второй год. Стекла в её окнах вставляли 7 раз, пока, в конце концов, оконные проемы не забили железными листами. Из соседей почти никого не осталось. Возле ворот её дома — воронка от снаряда. Но даже больше, чем разбитого дома, ей жаль, погубленного пулями и осколками сада.

o_y_0.jpg

Ольга Ивановна / «Громадське радіо»
Ольга Ивановна

Больше всего у Ольги Ивановны болит сердце о том, что она не может увидеть своих детей. У женщины есть два сына:

«Два сына. Один даже в Донецке живет, не может приехать ко мне. Не пускают. Уже в мае будет год как не пускают». 

Неизвестность уже не пугает, женщина смирилась с тем, что это может и не закончится вовсе. В ответ на вопрос, попадали ли снаряды в ее дом, Ольга Ивановна смеется. После того, как 7 раз приходилось восстанавливать окна, жительница Марьинки решила, что надежнее забить окна металлом. Состояние дома женщина сравнивает с решетом — настолько сильно он побит:

«А весь как решето побитый, а забор бы вы посмотрели. Забор через речку, сделанный с шифера, так как будто бы кто-то специально садится и разбивает… с автомата».

Во время ежедневных вечерних обстрелов жители Марьинки «просто сидят, выключив не только технику, а и свет», рассказывает героиня.  Жила Ольга Ивановна одна, но после того, как дом ее соседки был полностью разрушен, приютила женщину у себя.

s_voennymy.jpg

Ольга Ивановна с военными / «Громадське радіо»
Ольга Ивановна с военными

Единственное, что Ольгу Ивановну не огорчает — это стабильная пенсия:

«Пенсию получаю! На пенсию жаловаться я не могу. Пенсия, как была, так и есть. Даже помощь получила за электроэнергию. А больше…». 

Причиной войны Ольга Ивановна считает безграмотную власть:

«Потому что у власти — дураки. И при том еще и безграмотные. Не имея образования, к власти лезут. Вот поэтому и получается такое».

Болит сердце у женщины за уничтоженный сад. От символа всех праздников Марьинки — ивы — не осталось и следа. Такая же участь постигла яблоню, и орехи, и шелковицу.

Поломанные деревья, разгромленная теплица и побитый шифер – вот он результат обстрелов. Во двор Ольги Ивановны попал снаряд, который пробил забор и сетку и остался под землей:

«Ходила, умоляла ребят. Один молодой парень пришел выкопал. Убрал».

chto_ostalos_ot_sada.jpg

Все, что осталось от сада / «Громадське радіо»
Все, что осталось от сада

Ольга Ивановна работала на фабрике игрушек главным инженером, последние годы была начальником проектно-конструкторского отдела.  Жила в Донецке 36 лет, в Марьинку в 1999 году ее перевез сын:

«Проездила весь белый свет. И в Англии была, где меня только черт не носил».

Исключительно, чем довольна героиня — это военными, которые никогда не откажут в помощи и хорошо относятся к пожилой женщине:

«Прислали, дали нам дрова. А что я с этой старухой сделать могу? Я же их не перенесу. Пошла попросила. Пришло 2 человека — перенесли».

Жителей, которые остались в Марьинке, Ольга Ивановна может назвать поименно. Женщин осталось мало, в основном — одинокие мужчины. Все, у кого было куда ехать, еще в 2014 году покинули поселок. Большинство домов пустует, но за некоторыми присматривают неравнодушные соседи.

Попрощалась Ольга Ивановна теплыми словами: «Берегите себя, берегите свою любовь, держитесь друг друга как можно поближе».

Константин Реуцкий, Ирина Мирошниченко, программа «Люди Донбасса» для «Громадського радіо»

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.