Слушать

Родина: как выживают в «серой зоне» между украинскими войсками и «ЛНР»

08 октября 2015 - 18:38
Facebook Twitter Google+
Поселок Золотое-4 Луганской области больше известен, как «Родина». Он находится на линии разграничения, в двух километрах от захваченного боевиками Первомайска. Здесь продолжают жить люди
Родина: как выживают в «серой зоне» между украинскими войсками и «ЛНР» / Программы на Громадському радио

Здесь несут службу военные и пограничники. До весны в поселке работал пункт пропуска, через который можно было легально перейти в т.н. «ЛНР» и обратно. Пункт пропуска давно закрыт, и люди идут в обход блокпостов.

Украинские военные контролируют не весь поселок. На некотором отдалении от основного жилого массива стоят два пятиэтажных дома, в которых остаются жить 20 семей. Это тоже часть «Родины», хотя до блокпоста боевиков отсюда ближе, чем до украинских позиций. Но, по словам местных жителей, к ним не приходят ни те, ни другие — это место слишком неудобно, чтобы пробовать здесь закрепиться.

dom_v_kotorom_zhyvut_semy.jpg

Дом, в котором живут семьи
Дом, в котором живут семьи

О том, как живется в этом месте, рассказал местный житель:

«Они начинают — стрельнули — эти отвечают.  Потом с этой стороны стрельнули, те отвечают. А потом под вечер начинают конкретно лупить. Ну а мы только наблюдаем, если есть возможность… А через наши дома только так летают (снаряды, — ред.). Помолился Богу… Ну, выйдите вы в поле, вон степь украинская, поставьте свои укрепления, да и испытывайте оружие. Ну, что же вы?», — поделился местный житель, обращаясь к военным.

mestnyy_zhytel_pokazyvaet_na_doma_postradavshye_ot_obstrelov_0.jpg

Местный житель показывает на дома, пострадавшие от обстрелов
Местный житель показывает на дома, пострадавшие от обстрелов

Здесь в каждом подъезде подвал обустроен под бомбоубежище. Стоят кровати для взрослых и детей, стулья, столы, есть обогреватели. Порой местным жителям приходилось проводить в подвалах очень много времени. Один из последний сильных обстрелов пришелся на День независимости.

«Мы с бабушкой отсюда ушли в три часа ночи. С вечера как начали «поздравлять» с праздником. И в три часа утра чуть-чуть успокоилось, и мы пошли. Малого уложили тут», — вспоминает житель Родины.  

Именно через этот поселок ежедневно сотни людей идут с неподконтрольной украинскому правительству территории для того, чтобы купить в Золотом продукты, которые в Первомайске стоят в разы дороже.

По словам четырнадцатилетней Лины, по дороге от дома к центру поселка людей каждое утро идет так много, что добираться в школу вдоль железной дороги, являющейся здесь линией фронта, ей не страшно:

«Иногда в магазине у нас даже ругаются. У нас в магазине две очереди есть. Специально продают: для нас и для остальных. Такие толпы ходят. Раньше я пугалась, иду на Родину, там Нацгвардия стоит. Ну а сейчас… даже здороваемся».

14-letnyaya_lyna.jpg

14-летняя Лина
14-летняя Лина

Лина и её семилетний брат Ваня рассказывают о жизни на линии огня, показывают свою квартиру, пострадавшую от прямого попадания, подвал, в котором вовремя обстрелом они ночуют вместе с соседями.

dety_pokazyvayut_podval_v_kotorom_pryatalys_ot_obstrelov.jpeg

Дети показывают подвал, в котором прятались от обстрелов
Дети показывают подвал, в котором прятались от обстрелов

dety_pokazyvayut_muhu.jpg

Брат и сестра рассказывают, что кто-то при обстреле бросил рядом с домом «муху»
Брат и сестра рассказывают, что кто-то при обстреле бросил рядом с домом «муху»

«Что мы делали? Продолжался обстрел. Мы с мамой собрали вещи, необходимые документы, взяли Ване теплые вещи, спустились на первый этаж. Пустили автоматную очередь — мы переждали, спустились в наш подвал, а потом перебежками добрались в этот подвал… Это уже не первый снаряд. Было сначала, как начинается: с автоматной очереди, потом с тяжелой или наоборот. Пролетали снаряды, но мы не ожидали, что к нам в квартиру попадет», — вспоминает Лина.

sledy_obstrelov_v_kvartyre_semy.jpg

Следы обстрелов в квартире семьи
Следы обстрелов в квартире семьи

Лина также рассказала, что сейчас ее школа работает в нормальном режиме, в 9-ом классе учится шесть человек. А вот в прошлом году все было по-другому.

«В прошлом году, когда начались военные действия, мы не учились в сентябре. Мы начали ходить в школу в конце ноября. Режим был такой? Мы приходим в понедельник, нам дают домашнее задание желательно на всю неделю, если стреляли. Мы приходили в пятницу с выполненным желательно домашним заданием. Что непонятно было, спрашивали у учителей, они нам объясняли», — делится Лина.

Маленький Ваня рассказал, как от обстрелов в доме сыпались стекла:

«Стекла все посыпались. У моей бабушки, и с первого этажа, и со второго, и с третьего, и с четвертого».

vanya_rasskazyvaet_kak_v_dome_ot_obstrelov_sypalys_stekla.jpg

Ваня рассказывает, как в доме от обстрелов сыпались стекла
Ваня рассказывает, как в доме от обстрелов сыпались стекла

vanya_pokazyvaet_oskolok_0_0_0.jpg

Ваня показывает осколок
Ваня показывает осколок

Семья Лины и Вани на периоды сильных обстрелов уезжала в Харьков. Сейчас они дома, и надеются, что война все-таки закончится.

После объявленного перемирия детям даже разрешаются гулять, но только до наступления темноты. Несмотря на все пережитые ужасы, местные жители, а особенно малыши и подростки, сохранили оптимизм.  Говорят, что уже не страшно. Привыкли. Ждут прекращения войны, строят планы на будущее, радуются мелочам и улыбаются друг другу и журналистам.

Константин Реуцкий, Виктория Ермолаева, программа «Люди Донбасса» для «Громадського радіо»

Kiew_deut_o_c(1)Виготовлення цього матеріалу стало можливим завдяки допомозі Міністерства закордонних справ Німеччини. Викладена інформація не обов’язково відображає точку зору МЗС Німеччини.

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.